Настоящий рыцарь

Декабрь 15, 2011

Настоящий рыцарь

Говорят, рыцарей больше нет. Честь, благородство, достоинство, щедрость – все это застыло на книжных страницах, стало сюжетом голливудских кинолент. Конечно, формально рыцарем имеет шанс стать любой подданный какого-нибудь монарха: та же английская королева время от времени награждает этим титулом самых достойных сограждан. Вот только кто из них – «настоящий рыцарь»?

«Привет, чуваки! Как дела?» — на чистом русском поздоровался с публикой сэр Пол Маккартни. Многотысячный зал ответил восторженным ревом… Так 14 декабря начался второй в истории московский концерт знаменитого «битла».

В том, что он будет грандиозным, зажигательным и во всех отношениях прекрасным, никто не сомневался. Пол Маккартни — легенда. Даже если бы в программе значилась всего одна песня – ну хоть та же «Yesterday» — люди были бы готовы платить сумасшедшие деньги и приветствовать исполнителя стоя. Однако уже на подходе к «Олимпийскому» стало ясно: на сцену выйдет не просто великий музыкант, а титулованный рыцарь.

Зрителей, которые выстроились чуть ли не в километровые очереди к подъездам спорткомплекса, приветствовал вежливый женский голос. От имени сэра Пола Маккартни он сообщал, что по техническим причинам концерт задерживается, приносил извинения и обещал 3-х часовое шоу, на котором прозвучат все лучшие хиты. Публика свистела и аплодировала. Люди пришли не просто на концерт — на праздник. В толпе звучали реплики, которые в иной ситуации могли бы показаться абсурдными, а кому-то — попросту смешными. Девушка со значком «The Beatles» рассказывала подруге: «У меня было три заветные мечты: выйти замуж, родить ребенка и попасть на концерт Пола Маккартни. Сегодня сбудется третья». Вот так вот — слово в слово. Рядом мальчик лет десяти напевал «Obladi-oblada, life goes on, bra…». Полная пожилая женщина нервно говорила в мобильный: «Ну не знаю я, во сколько вернусь. Нет, я не собираюсь уходить раньше. И что? Я ждала этого концерта всю жизнь!»

Столько людей, очень непохожих друг на друга, в необъятном «Олимпийском»  - это редкость. Когда даже VIP-партер, цена на билеты в котором доходила чуть ли не до 100 тысяч рублей, забит почти под завязку. Когда на галерке – ни одного свободного места, а танцпол – переполнен. Когда серьезные дядечки в деловых костюмах вскакивают с мест и как подростки скандируют: «Пол, Пол, Пол!» А что же Пол?

Пол выходит на сцену с полуторачасовым опозданием, но это совсем не важно. Зал ревет от счастья, а музыкант говорит со зрителями по-русски. И это не просто банальные «спасибо, я люблю вас». Это сложные, заковыристые фразы: «я рад снова быть в Москве», «нам пора», «моя супер-группа»… То, что он произносит на родном английском, мгновенно переводится: невидимая рука печатает на гигантских плазменных мониторах русские буквы.

Маккартни сдерживает обещание, данное до концерта: в течение трех (!!!) часов, без антракта, с легкостью меняя музыкальные инструменты, 69-летний сэр исполняет свои лучшие хиты: «Magical Mystery Tour», «I Saw Her Standing There», «The Night Before», «Let It Be», «Back in the U.S.S.R» — всего сорок песен. Одна из композиций завершается эффектным флэш-мобом, организованным фан-клубом «Битлз»: зрители центральных трибун одновременно поднимают вверх листы бумаги разных цветов, и получается надпись: «We love you dear Paul».

Пол отвечает взаимностью. А главное – уважением. Шоу сделано на высочайшем уровне. Звук, свет, спецэффекты – идеальны. Истинные битломаны, конечно, простили бы любую погрешность – ведь не в этом суть, но профессионализм музыкантов и организаторов вызывает восторг и у тех, кто потратил десятки тысяч рублей, не являясь при этом фанатом «Битлз». При этом совершенно очевидно, что Пол Маккартни, один из богатейших людей мира, приехал сюда не для того, чтобы заработать себе на старость. Он выступает, потому что для него это – самая большая радость в жизни. И с щедростью истинного рыцаря он делится ею с тысячами людей.

…Я родилась через год после смерти Джона Леннона. Когда «Битлз» были на пике популярности, моя мама ходила в детский сад. Но так случилось, что когда мне было двенадцать лет, дядя подарил мне свой старый магнитофон, и забыл вынуть из него кассету. Оказалось, что на ней — культовый альбом «A Hard Day’s Night», созданный ливерпульской четверкой в их лучше годы. И понеслось.

Пока мои ровесники слушали рэп, примеряли кожанки и косухи, танцевали на рейвах, в моем плеере звучали «All you need is love», «Help», «Strawberry fields»… Под «Let it be» я написала свое первое – смешное, нескладное, но, пожалуй, очень искреннее – стихотворение. А слушая ленноновскую «Revolution», решила окончательно: буду поступать на журфак.

Потом – закрутилось, завертелось — новая жизнь, другие интересы. И когда Пол Маккартни выступал на Красной площади, я туда не пошла: испугалась толпы, не было денег, не успела. Потом жалела. Но шанс услышать любимого «битла» вживую представился только 8 лет спустя…

Собственно, все случилось уже на первых аккордах первой песни. Музыка, которая сопровождала меня в знаковые моменты моей юности, влилась в солнечное сплетение, завибрировала где-то в горле. И стало очевидно –  ничего не изменилось. Прошли годы, я услышала сотни разных групп, но только одна из них способна вызвать во мне такие чувства. Я заплакала. И не я одна. Рядом со мной сидел грузный бородатый мужчина – он рыдал навзрыд. Кто знает, почему… Может быть, все дело в том, что благодаря музыке сэра Пола он вспомнил, что в душе он тоже настоящий рыцарь?

 

Лена Ефремова

Лена Ефремова — основатель и главный редактор Woman on Top, арт-коуч, консультант по развитию креативности. Окончила журфак МГУ, училась во Франции и Италии. Работала пиарщиком, журналистом, копирайтером. А потом решила реализовать давнюю мечту – создать онлайн-журнал, который будет вдохновлять людей.

Комментарии