«Путешествие в Рождество» с Ренатой Сотириади

Декабрь 26, 2011

«Путешествие в Рождество» с Ренатой Сотириади

Где проходит главная «елка» страны, на которую мечтает попасть каждый ребенок? Ответ очевиден: конечно же, в Кремле. А рождественская?  

 Каждый год почти сто тысяч детей посещают праздничное представление в Храме Христа Спасителя. Музыкальный спектакль с трогательным сюжетом, гигантскими декорациями и яркими спецэффектами ставится по благословлению самого Патриарха. Задача организаторов – не только развлечь зрителей, но и просветить, а заодно заставить задуматься о серьезном: пороке и добродетели, любви и сострадании, грехе и прощении.

 Вот уже пять лет рождественскую «елку» в главном храме страны «зажигает» Рената Сотириади. Как и все женщины-режиссеры, она — волевая, решительная, вечно занятая. И, кажется, одному Богу известно, как она успевает воспитывать троих детей, ставить спектакли в разных городах и за считанные дни превращать торжественный храмовый зал  в гостеприимную сказочную страну, где тепло и уютно людям разных конфессий.

Рената Сотириади

Родилась в Томске. Училась в Историко-архивном институте, Институте культуры, ВГИКе. В 1990 году поступила в Щукинское училище на курс Ю. Любимова.  Лауреат Международного конкурса актеров им. Михаила Чехова в Лондоне, слушатель Международной театральной школы в 1994-96 гг, участница семинаров и мастер-классов в Англии, Германии, Латвии, Франции и других странах. Дебютировала в спектакле «Декамерон» (по произведениям Дж. Боккаччо, А. Арто, Э. Роттердамского и др.) как автор инсценировки и режиссер. Автор нескольких оригинальных инсценировок по произведениям Ф. Г. Лорки, Лопе де Вега, У. Шекспира и др. В настоящее время режиссер Театра на Таганке.

 - Как вы стали режиссером-постановщиком рождественских «елок» в Храме Христа Спасителя?

 - История этих представлений началась еще при Патриархе Алексее II. Изначально организаторы приглашали коллектив с готовым спектаклем. А пять лет назад они решили создать что-то новое – то, что будет соответствовать рождественской тематике и может быть показано в стенах Храма. И позвали меня в качестве режиссера. Первый спектакль, который я поставила на этой сцене, был «Щелкунчик». Мы адаптировали сказку Гофмана к нашим русским, православным реалиям. Это был огромный проект, артисты вживую исполняли сложные трюки, был задействован специальный звук, свет и видеоряд. Художник Ирина Титоренко создала великолепные декорации, в том числе придумала использовать гигантское зеркало — высотой 24 метра. Спектакль прошел очень успешно, он был хорошо принят зрителями, понравился Патриарху. Конечно, были и недочеты – ведь это был первый спектакль, но в целом все сложилось хорошо. На следующий год меня пригласили опять…

 - Чем подобные спектакли отличаются от обычных «елок»?

 - Во-первых, они проходят на очень сложной площадке – совершенно не приспособленной для подобных представлений. Например, здесь нет театральных штанкетных систем, позволяющих поднимать и опускать декорации. Поэтому нам приходится придумывать нестандартные решения: на наших спектаклях декорации подъезжают, отъезжают и надуваются. Одним словом, у этой площадки есть определенные законы. Но может быть, это и хорошо. Ведь в таком месте важны не сколько постановочные эффекты, столько сама суть. И мне кажется, что с каждым годом мы все ближе подходим к этой сути.

 - В чем это выражается?

 -  Нам удается лучше передать темы, связанные с праздником. Например, в этом году спектакль называется «Путешествие в Рождество». Он посвящен Библии, которая была подарена детям, но ее украли 3 порока – жадность, лень и гнев. В течение спектакля главные герои ищут священную книгу, а в результате встречают человека, у которого она в сердце и  душе, чей свет наполняет его. То есть с настоящим христианином.

 - Не сложно ли детям воспринимать такие глобальные идеи?

 - Мне кажется, что наши спектакли должны быть рассчитаны на то, чтобы дети спрашивали у родителей: почему это именно так, а не иначе? И порой, когда родители пускаются в объяснения, они сами с интересом начинают углубляться в суть вопроса. Конечно, мы все упрощаем, рассказываем сложные вещи простым языком – примерно так, как это написано в детской Библии.

 - Получается, ваши спектакли рассчитаны только на православных детей?

 - Не только. У нас бывают дети и родители совершенно разных конфессий. Например, часто приходят мусульмане. Вообще, многих привлекает место – Храм Христа Спасителя. 

В Зале Церковных Соборов, где проходит представление, — очень уютно и красиво, до начала спектакля с детьми работают аниматоры – так что скучно никому не бывает.

 

- А в труппе много воцерковленных людей? Вообще, вы каждый год работаете с одной и той же командой или это разные люди?

 - Если человек с детства ходит в храм, он не идет в артисты. Как правило, люди, выбравшие  эту профессию, приходят к Богу позже, когда начинают задумываться о своей жизни. Ведь актер – это двуличная профессия. Это человек, играющий другую роль. А порой это далеко не самая положительная роль. Например, Мефистофель в «Фаусте» или Сатана в «Мастере и Маргарите».

 Что касается труппы, то есть артисты, которые играют в наших спектаклях из года в год, а есть те – кто приходит и уходит. Некоторые покидают проект из-за возраста – становятся слишком «взрослыми», чтобы играть детей. Бывают и неприятные вещи – когда ты рассчитываешь на артиста, а он не тянет. И это не закроешь никакими постановочными моментами.

 Наверное, командой я могу назвать лишь ограниченный круг людей — художника, композитора, режиссера по пластике. Недавно от нас ушел балетмейстер, с которым я работала все эти годы, – он теперь служит алтарником в одной из московских церквей. С одной стороны, жаль, что мы его потеряли, но с другой, это здорово, что человек, поработав на наших спектаклях, обрел веру в Бога.

 - Вы ставите не только «елки», но и полноценные «взрослые» спектакли. С какой аудиторией сложнее работать?

 - С одной стороны, легче ставить спектакли для взрослых, а с другой – для детей. Дети очень податливы на впечатления. Ребенок воспринимает спектакль в первую очередь визуально, текст для него вторичен. Наши дети, зараженные компьютерными играми, смотрят на то, что происходит на сцене, как на меняющиеся картинки. Если ты умеешь грамотно управлять этими картинками, знаешь, как правильно держать ритм, чтобы в нужный момент ослаблять или обострять внимание ребенка, то он будет впечатлен.

 Взрослого одной лишь формой и картинками не зацепить. По сути, все новые формы — это хорошо забытое старое или старое с применением новых технологий – не более того. Поэтому взрослого человека удивить новыми формами практически невозможно. Его нужно чем-то пронять.

А на это способен только актерский театр. Режиссер никакими своими постановочными эффектами этого не добьется. А вот хорошей актерской игрой этого можно добиться запросто. Если артист не заставляет зрителей смеяться, плакать, задумываться – никакими средствами этого не сделаешь. В этом отношении хороший спектакль для взрослых сложнее поставить. Нужно заставить другого человека работать, чтобы это выглядело убедительно. Но с другой стороны, дети чувствуют каждую фальшь.

 - Вы авторитарный или либеральный режиссер?

 - В работе я деспот. К сожалению, не всегда могу удержать свой язык. Могу и обидеть. Но стараюсь никого не унижать. Актеры – это не материал, это живые люди, к каждому из которых нужен подход. Однако больше всего мне нравится работать с теми, с кем мы говорим на одном творческом языке.

 - Как вам удается совмещать режиссерскую карьеру с воспитанием троих детей?

 - Это очень непросто. Мне всегда помогали родители и, конечно, муж. Он актер, поэтому хорошо меня понимает. Он не устраивает скандалов, если я срываюсь из дома в полпятого утра – потому что нужно успеть за несколько часов поставить декорации и провести генеральный «прогон». В свою очередь, я не задаю лишних вопросов, когда он приходит с репетиций глубоко за полночь.  

Текст: Елена Ефремова

Фото из архива Ренаты Сотириади

Художник-оформитель: Ирина Титоренко

 

3 Коммент.

  1. Miss_Big

    Очень интересно! Как хорошо, что есть такие мероприятия, и молодцы те, кто их делает. Интересно, на эту елку может попасть любой желающий? Я бы сходила с дочкой

  2. editor
    editor

    На елку может попасть каждый. Билеты продаются в кассах города и в Интернете.

  3. Aniket

    Yo, good looikn out! Gonna make it work now.

Комментарии