Татьяна Виноградова: исключение из правил

Февраль 20, 2012

Татьяна Виноградова: исключение из правил

 

Она воспитывает сына, пишет кандидатскую диссертацию. А также… Умеет управлять боевыми машинами, метко стреляет и на личном опыте знает, каково это – ходить в разведку. Под ее руководством тысячи мальчишек со всей России надевают камуфляжную форму и отправляются на первые в жизни сборы. Многие потом становятся не так называемыми, а самыми настоящими защитниками отечества. Знакомьтесь: Татьяна Виноградова, генеральный директор «Союза десантных клубов» России.

 

 

- Таня, как тебя занесло в такую необычную для женщин сферу?

- Все началось еще в детстве. Шестнадцать лет назад к нам в школу пришел тренер с вопросом: «Мальчики, кто хочет заниматься рукопашным боем?» Когда я подняла руку, он еще раз спросил: «МАЛЬЧИКИ, кто хочет заниматься рукопашным боем?» Я не сдавалась — так и ходила за ним по пятам несколько месяцев, а он принципиально не брал меня на занятия. Но однажды мне удалось добиться своего. И пошло-поехало… Оказалось, что я попала в клуб, основанный командованием воздушно-десантных войск. Они же нас и курировали:  это был не только рукопашный бой, но и парашютная, и  стрелковая подготовка, и выезды в различные лагеря. Прозанимавшись там 4 года, я перешла в разряд тренеров.

- Но теперь ты – не просто тренер, ты – директор огромной организации… Военной, по сути.

- В конце 90-х клуб был на гране развала, многие тренеры ушли на заработки – в том числе, и я. Но мы постоянно встречались,  думали, как исправить ситуацию. И я не нашла ничего более умного, как обратиться в Союз Десантников России.  Я пошла прямо к председателю центрального совета, который, вникнув в проблему, задал мне вопрос:  «У нас есть молодежная организация при Союзе Десантников. К сожалению, ее никто не возглавляет, вот кого бы вы могли порекомендовать на эту должность?» 

Я ответила, что уже давно пришла к выводу:  рекомендовать и советовать можно только саму себя. Мы посмеялись, а через месяц стала главой этой организации. Моя наглость сыграла мне на руку.

- Не пожалела об этом?

Я думала, что все будет легко и просто – ведь я стану заниматься любимым делом.  Начну организовывать тренировочные лагеря, куда периодически буду вывозить своих подопечных.  Но не тут  то было. На меня свалилась организация, в которую входит 135 клубов и порядка 11 000 детей, которые занимаются в этих клубах по всей России. И всем нужно заниматься от «А до Я»: находить финансирование, спонсоров, места для занятий.

- То есть это все финансируется частными лицами?

- По идее, государство должно помогать, но не всегда это делает. В основном, клубы существуют за счет родительских взносов и помощи частных лиц.  Например,  сейчас у нас большой проект:  мы вывозим на «сборы» детей из детских домов. Мы нашли спонсоров, которые полностью вязли на себя расходы по проведению этого мероприятия.

-А что собой представляют эти сборы?

-Ребята в возрасте от 7 до 18 лет выезжают в военно-патриотический лагерь, расположенный на территории воинской части. Там они в течение одной недели зимой (либо трех недель летом)  ведут такой же образ жизни, как во время службы в армии.  Стоят в нарядах, убирают за собой помещение,  ходят строевым шагом, поют строевые песни, стреляют из боевого оружия, изучают вождение боевых машин, учатся оказывать первую медицинскую помощь, занимаются спортивным ориентированием, проводят разведку. То есть, проходят все основные дисциплины, из которых состоит курс молодого бойца. Надо сказать, что все очень хорошо с этими дисциплинами справляются — сложного нет ничего. К тому же, это ведь очень интересно. Дети не просто «играют в войну», они попадают в компанию, живущую по законам веселой жизни пионерских лагерей: где есть и песни под гитару, и «королевская ночь», и другие «приколы».

- Наверное, после таких сборов многие хотят попасть в армию?

- Самая главная ценность военно-патриотических клубов в том, что, во-первых, ребята получают наглядный пример,  что значит быть настоящим мужчиной. Бывает так: к нам приходит ребенок, которого иначе как «гопником» не назовешь. А после сборов он превращается в ребенка с нормальными моральными ценностями. Он  видит, что есть другой мир, что есть люди, для которых честь выше достатка, выше денег.

Ведь раньше мы совершенно искренне любили нашу страну. Сейчас же в людях очень развит индивидуализм. Слишком развит. Все-таки, жить в обществе и быть полностью от него свободным, нельзя.

У страны, где каждый думает только о себе, нет будущего. Вспомним: в советское время было честью отслужить в армии. Если ты там не побывал, значит, ты больной или моральный урод, с которым общаться нельзя. А сейчас все в точности, да наоборот. Если ты в армии отслужил, значит, ты дурак, у тебя не хватило денег откупиться и т.п.

- Что же хорошего, по-твоему, в современной армии?

-Во-первых, армия дает физическое взросление. Во-вторых-это моральное становление, превращение из мальчика в мужчину.  Это работа над собой, над своим характером. И потом, это возможность поиграть во все эти игрушки, которые ребята раньше видели только в кино или на компьютере. Ведь никто не отменял природные инстинкты, необходимость куда-то девать эту энергию.

Конечно, сейчас в обществе принято считать, что женщины могут все. Да, мы все можем, все умеем. Но, наверное, даже самая сильная женщина время от время хочет побыть слабой, спрятаться за мужской спиной. Функция мужчины – быть защитником, добытчиком. И именно армия учит этому.  В конце концов, там ребята получают  те навыки, которые могут пригодиться и при защите своей собственной семьи. К тому же, там можно получить военно-учебную специальность, по которой реально продолжать работать и в гражданской жизни. Это особенно важно для ребят из детских домов.

- А как же дедовщина и тому подобное?

-  Как таковой дедовщины в современной армии нет. Дедовщина была в советские времена,  когда старослужащий, отслуживший  полтора года, объяснял молодому, как и что надо делать. Это был своего рода «институт». Конечно, с определенными недостатками. Что особенно проявилось при переходе от СССР к России. Когда в армию набирали тех, кто отсидел, больных и физически и морально людей – тогда действительно было много издевательств,  в армию пришли бандитские понятия.

Сейчас в армии служат  всего год. То есть, не успели оглянуться, а уже стали дембелями. И условия в современной армии довольно мягкие. Да, наверное, не везде все гладко, и есть места, где приходится совсем несладко. Но по большому счету все зависит от командира. Во многом негативный образ армии сформирован СМИ, общественным мнением и родителями. Многие мои подопечные, попав в армию, сильно удивляются, не увидев там всех ужасов, про которые все столько говорят. Кстати, идут туда порядка 80% «моих» ребят.

-Таня, а почему вообще тебе эта тема интересна? Это же, мягко говоря, совсем неженская профессия.

- У каждого человека в жизни есть свое место. И, по всей видимости, это место оказалось моим. Решающую роль  сыграл тренер по рукопашному бою и атмосфера, в которую я тогда попала. Когда ты общаешься с людьми с близкими тебе моральными ценностями, то понимаешь, что ты хочешь и дальше общаться с такими же людьми. Да, наверное, это неженская работа. Вот и пусть я лучше буду исключением из правил, чем правилом.

 - То есть тебе комфортно в мужском мире? Не чувствуешь дискриминации, дети тебя нормально воспринимают?

-В этом-то и вся прелесть! Меня всегда здесь уважали, если что-то не получалось, мне подсказывали. Никто не ждал, что я побью какие-то рекорды,  но зато все искренне радовались, когда я чего-то добивалась. А у меня, соответственно, был стимул показать, что я не самая плохая, не самая отсталая ученица. Что касается работы с детьми, то тут важно заслужить их уважение. Если нужно отжаться 50 раз, я им сама покажу, как это сделать. Если они идут в поход или в разведку, то я иду вместе с ними.  Просто сказать, что я умею это делать – не вариант.

- Ты по профессии социолог, но сейчас занимаешься совсем другим…

- Не совсем. Я пишу кандидатскую диссертацию на тему «Патриотические установки в молодежной среде». То есть, это напрямую связано с тем, чем я занимаюсь в Союзе Десантных Клубов. Там я развиваю в детях патриотизм, здесь я описываю, как это делается. Кроме того, я — научный сотрудник в секторе межнациональных отношений в Институте социологии Российской Академии Наук. Но работа в «Союзе Десантных Клубов» занимает почти все мое время. Учитывая то, что зарплатного фонда как такового там нет, то приходится брать «халтуру», сидеть ночами за компьютером. По сути, это работа за идею.

И все, кто преподает в таких клубах, тоже работают за идею?

- Почему-то так сложилось,  что большинство клубов возглавляют именно десантники. А, как известно, бывших десантников не бывает. Обычно клубы образовываются по следующей схеме. Есть некий отставной военный, который понимает, что еще может очень много дать молодежи. Он идет в школу, предлагает директору открыть военно-патриотический клуб. И начинает  в свободное время заниматься с детьми, преподает им рукопашный бой, тактику, основы выживания.

В большинстве клубов отдельно проходят занятия по истории России. Есть ряд клубов, где ребята дополнительно изучают иностранные языки. Если ребенок не будет справляться — это абсолютно не повод выгонять его из клуба. Однако, если он плохо учится в школе, его будут подтягивать. Ему не разрешат ходить на занятия до тех пор, пока он не исправит оценки.

-Что вы делаете для того, чтобы ребенок, получив определенные навыки (хотя бы овладев тем же рукопашным боем), не пошел применять их на улице?

- Как минимум, ребенку нужно рассказать об уголовной ответственности за его действия. Чаще всего, дети этого не знают. Когда им рассказываешь ,что хорошо , а что плохо, они сами не хотят применять свои навыки во зло. С целью защиты – да, но только не для нападения. Ведь они знают, какую ответственность  за это понесут.

- А как тебе удается сочетать такую непростую работу с воспитанием сына? Ведь ты одна его растишь?

-Во-первых, мой сын со мной всегда на всех сборах. Он со мной ездит на все соревнования. На все сборы. Даже если это 2-3 дневные выезды, он всегда ездит со мной. Плюс вечернее время мы проводим вместе. После того, как я его укладываю, я сажусь за компьютер и начинаю работать.

- Как он отвечает на вопрос: «Кем работает твоя  мама»?

-«Мама учит десантников!». А когда его спрашивают, кем он будет, он отвечает, что тоже будет десантником. Пока ему все это нравится. Самое главное, он видит перед глазами пример, что значит быть настоящим мужчиной. Я понимаю, что папу ребенку никто не заменит, но коль уж так сложилось, что наш папа не сильно хочет с нами общаться, то это очень важно.

-Какой тебе праздник ближе: 23 февраля или 8 марта?

-2 августа — День воздушно-десантных войск. У меня есть заветная мечта:  надеюсь, что когда-нибудь и я смогу надеть голубые погоны.


Беседовала Елена Ефремова

Фото : из личного архива Т. Виноградовой

Расшифровка аудиозаписи: Светлана Фижиэль

 

5 Коммент.

  1. Лидия Севостьянова

    Таня,от души респектую!
    Темы армии и патриотизма сейчас «не в тренде», и тебе приходится плыть против течения — это особенно восхищает!
    Кстати,часто вижу взрослых дядек,которые играют во всякий страйкбол или пейнтбол и думаю «Даааа….армии вам в жизни не хватило:-)))»

    • Татьяна

      Лида, большое спасибо.. То что против течения — это верно. С одной стороны мало тех, кто за идею готов работать, но то что мы вместе делаем это важно и нужно.

  2. Светлана

    Очень интересно. Впервые за долгие годы услышала такие рассуждение об армии. Статья заставляет задуматься.Спасибо.

  3. Wesley

    It’s always a palesure to hear from someone with expertise.

Комментарии