Лариса Владимирова: «Главная радость — свобода»

Март 14, 2012

Лариса Владимирова: «Главная радость — свобода»

Дизайнер Лариса Владимирова более 10 лет проработала дизайнером в ведущих российских и международных компаниях. В 2009 году она воплотила свой обширный опыт в собственном бренде LESEL, под которым создаёт авторские коллекции женской одежды класса pret-a-porte de luxe. А еще Лариса Владимирова – многодетная мама. О том, как однажды она круто изменила свою жизнь и как сегодня ей удается совмещать карьеру с воспитанием четверых сыновей, Ларису Владимирову расспросила Анна Доконт.

Я познакомилась с Ларисой Владимировой несколько лет назад, и была поражена с первой встречи. Я ещё никогда не встречала настолько спокойного, цельного человека с такими плавными и мягкими манерами. Лариса буквально светится. При том, что она деловая женщина, жена и мать четверых сыновей, ей приходится уделять массу внимания окружающим, управлять хозяйством, не высыпаться и при этом продолжать много и эффективно работать. При подобной нагрузке я, да и многие другие женщины, становимся невнимательными и раздражительными. Но Лариса обладает секретом, который позволяет ей оставаться мягкой, нежной и безумно женственной…

-    Мне хочется о многом тебя спросить. Но давай вначале поговорим про твой карьерный путь. Как получилось, что ты стала работать с крупными европейскими марками, а потом пришла к тому, чтобы начать свое дело?

-   Я всегда была целеустремленной. С детства мечтала зарабатывать деньги, чтобы стать самостоятельной.  Когда я окончила институт, подруга познакомила меня с одним бельгийским предпринимателем, который собирался открывать производство в России. Я сделала для него коллекцию, а подруга стала заниматься продажами.  Это была, конечно, авантюра чистейшей воды – какой-то бельгиец взял «желторотых» девочек, дал им материалы, ткань, деньги, чтобы всё отшить. Но, как ни странно, все получилось. Какое-то время я работала у него на фабрике, запускала свои и чужие модели. А потом мне предложили работать уже на российском производстве.

-    Не жалко было уходить?

-   Я долго взвешивала, что же делать – то ли работать с этим бельгийцем, который уже продал свою фабрику и занялся ресторанным делом, то ли пойти к молодым русским ребятам, тоже невероятно харизматичным. Что-то заставило меня выбрать второй вариант… На этом производстве было приятно находиться,  я получала удовольствие уже просто от того, что из ничего получалось что-то. И довольно долго там проработала. Но, к сожалению, через некоторое время производство начало разваливаться. После того, как я родила третьего ребенка, я поняла, что не хочу туда возвращаться.

-   Когда ты решила запустить свою марку?

-   Пару месяцев я не работала, отдыхала. Съездила за границу, поняла, что всё прекрасно, я счастлива, но мне нужно что-то еще. Видимо, я не могу не работать. Тем более, я ясно осознавала, что я могу, хочу и знаю. У меня был большой опыт работы с авторской одеждой и опыт работы с масс-маркетом.  Я хотела их объединить, чтобы соотношение цена-качество были достойными. К тому же я понимала, что той одежды, которую я хотела бы делать, на нашем рынке не так уж и много. В тот период я как раз занималась закупками одного бельгийского бренда – не для работы, а для себя, для знакомых. Он мне очень нравился: тем, что давал ощущение свободы, раскрепощенности. Мне хотелось делать такую же одежду, но в наших условиях.

-   И… ты решилась?

-   Мне очень помогла сестра, которая в меня поверила и сказала «Действуй, а я тебя поддержу». С этого все и началось…  Но, конечно, первое время было совсем непросто. Потому что делать одежду это одно, а производить – совсем другое. Я поняла, что мне нужен грамотный менеджер, который мог бы продвигать бизнес дальше, я буду заниматься творчеством. Так у нас появилась Дарья Язвицкая, которая сейчас является генеральным директором Lesel.

-   В любом процессе есть приятные стороны и неприятные. Какие радости и сложности связаны с тем, что ты занимаешься собственным делом?

-   Главная радость — это свобода. Свобода творчества и полная ответственность за всё, что ты делаешь. А основные сложности связаны с финансами. Тебе никто не платит зарплату, ты сама зарабатываешь, и это всегда очень сложно. И конечно, существуют сложности с производством: в России очень непросто сделать то, что нам бы хотелось, на должном уровне. Но, так или иначе, плюсов больше. Свобода – это ведь и возможность планировать свое время так, чтобы хватало времени не только на работу, но и на семью.

-  Модели LESEL  разработаны с учетом актуальных тенденций, но не привязаны к конкретному сезону. Коллекции дополняют друг друга и свободно сочетаются между собой. LESEL учитывает долгоиграющие тренды, развивающиеся на протяжении нескольких сезонов и предлагает уникальный стиль.

-  У тебя четверо детей. Как ты решилась стать многодетной мамой?

-  Еще в детстве я хотела иметь большую семью. Но первого ребенка родила в 19 лет, когда, по сути, я еще не была готова стать мамой. К рождению второго ребенка я подходила уже более осознанно. Третьего я очень сильно хотела. Четвертый «получился» скорее более внезапно, чем специально, но тоже абсолютно особенно.

 -  Четверо сыновей и муж. Получается, что ты единственная женщина в окружении пятерых мужчин. Каково это?

-  Сбылись мои детские мечты! Мне хотелось, чтобы меня окружали тысячи мужчин. Так и случилось. Почти.

   А что дает женщине многократное материнство?

-  Мудрость, любовь, умение терпеть. Ведь что такое любовь? Я лет до тридцати вообще не понимала, что такое семья и для чего она нужна, всё так как-то само собой происходило. А потом поняла. Это и есть любовь. Это то самое, что всё прощает, всё терпит, не требует своего.  В общем, по Евангелию.

 -   И это всё воспитывают дети?

-  В советское время, когда я сама была еще ребенком, я встречала многодетные семьи с очень грустными мамами. И я не понимала, как вообще  можно рожать детей, если ты такой грустный и несчастный. Думаю, надо просто позитивно относиться к жизни, к детям. Ко всем этим вот передрягам, которые случаются, когда дети болеют — один за одним, когда что-то не получается, когда происходят ссоры. Потому что между всеми этими сложностями – мгновения необыкновенного счастья.

 

 -    А как отражается такая большая семья на твоей карьере? Как ты все успеваешь?

-  Приходится отказывать себе в разных мелочах. Я давно уже не смотрю телевизор, редко читаю книги. Встречи с друзьями происходят, как правило, на бегу. Если мы идем в гости, то мы идем в гости всей семьей. Все успеть вполне реально – главное, четко организовывать свое время. Основная творческая работа у меня происходит ночью. Я почти не занимаюсь хозяйством, почти не готовлю. Это делает муж, няня или сиделка – у меня  мама инвалид. Уборку делает домработница. Ведь ведение домашнего хозяйства это тоже непростой процесс, надо постоянно думать, что купить, как приготовить. А у меня эта часть мозга занята совершенно другими вещами – созданием коллекции, запуском в производство…

 -   Ты упомянула о том, что в России непросто организовать качественное производство. Сама же ты очень много общалась с иностранными производителями. Не было мыслей уехать из страны?

 -  Нет, никогда. Даже, скорее, наоборот. Я считаю, что человек может быть счастливым  в любой обстановке — даже в тюрьме.  И в любой обстановке он может быть несчастным.  Неважно, что вокруг тебя, главное — что внутри.  Душе полезно развиваться в тяжелых условиях. Поэтому я никогда не хотела уехать, и в любых обстоятельствах останусь в России.

 -  Что поддерживает в тебе эту устойчивость, это состояние души?

-  Я думаю, что это некий божий промысел, который «продумывает» всё на много лет вперед. Я  делаю каждый шаг с оглядкой на «небо», ищу знаки, которые подскажут, правильно ли я поступаю, будет ли от этого лучше моей семье, моим детям, тому, кто рядом со мной. Любое действие имеет последствия. Чтобы их предугадать, нужно уметь читать знаки, а они нам даются постоянно.

 -  А как ты понимаешь, что верно истолковала этот знак?

- Если ты поступаешь верно, тебе спокойно. Если ты поступаешь неверно, ты начинаешь нервничать, хотя кажется, что вроде бы все правильно. Это как некий барометр, который всегда внутри тебя.

Беседовала Анна Доконт

Комментарии