Свобода и религия

Апрель 24, 2012

Свобода и религия

На Кубу недавно приезжал Папа Римский. Он отслужил мессу на Площади Революции, и все были только рады. Никого не удивляло, что Папа ездит на специально сконструированной машине с шофером, из которой может благословлять верующих прямо в пути. Он на работе, он здесь всего  на три дня, и эта машина – часть его ответственности.

Вера в бога – это вообще форма ответственности, самая жесткая. И как ни странно, дающая наибольшую свободу.

Принимая обряд посвящения, будь то крещение или что-либо еще, человек публично заявляет о заключении самого серьезного договора в его жизни. Суть этого договора сводится к тому, что никакие его мысли и поступки не смогут быть сокрыты от высшей силы, и она, и только она по-настоящему будет судить и влиять на его жизнь. Друзья, родственники, начальство, соседи, чиновники – со всеми этими людьми надо будет каким-то образом строить отношения, но в конечном результате они принимают весьма опосредованное участие. В конце человек и его Бог остаются один на один и подводят итог. Обряд посвящения в ту или иную религию – это заявление, которое может быть сделано, а может быть и не сделано. Ему грош цена, если не выполняются условия договора. В чем разница между договором и сделкой? Сделка совершается после торгов.

Например, у атеистов понятие Бога подменено понятием совести. Но у последней нет серьезной власти, иначе не было бы выражения «сделка с совестью», неуловимо напоминающего другое – «сделка с дьяволом». Дьявола можно перехитрить и выторговать себе условия получше. С Богом – никаких сделок. Даже если речь идет о язычестве и нескольких богах с разными характерами.

В афрокубинской религии есть божество, которое всегда стремятся задобрить первым. Это Элегуа, покровитель дорог, дверей и перекрестков. Его символы – ключ и крест. Он может открыть путь, а может его и закрыть. Ему можно подносить сигары, ром, кокосовые орехи, сладости. Только результат не будет напрямую зависеть от количества и качества подношений. Принес – молодец, но Элегуа сам решит, открыть тебе дверь или закрыть. У него насмешливый характер, и он может в ответ на подношение открыть совсем не ту дверь, в которую ты отчаянно ломишься. И если ты не обратишься к открытой двери и не скажешь ему за это спасибо, он осерчает и позакрывает всё, что было открыто до этого. Потому что если твой бог для тебя что-то сделал, кто ты такой, чтобы не принять это?

Когда заведомо хороший врач прописывает лекарство, ты морщишься, но принимаешь, и тебе становится лучше. А если не принимаешь, и болезнь обретает всё более неприятные формы, кричать «доктор, за что?!» бессмысленно. Доктор, вообще говоря, предупреждал. Ему действительно виднее, чем тебе, правда-правда. Независимо от того, имеет он какие-то регалии, занимается традиционной или нетрадиционной медициной – ты знаешь, что он хороший врач, он тебя излечивает, и его следует слушаться.

Кажущиеся панибратские отношения язычников с их веселыми богами – не более чем миф. В любой религии есть две стороны – радостная и жуткая. Тот же Элегуа, помимо пирожных, любит употреблять в пищу свежую куриную кровь. И нечего морщиться, если ты не вегетарианец. А вегетарианцев на Кубе я не встречала, среди негров так уж точно. Курицу-то потом надо съесть.

Вера в бога постоянно оперирует понятиями жизни и смерти и размывает границы между ними, лишая человека животного ужаса и делая его свободным. И будучи свободным, он уже не задумывается, например, на чем таком эксклюзивном проехал  Папа. Он просто благодарит своего бога за данное благословение. За то, что Папа, пожилой человек, перелетел через океан и отдал три дня Острову. За то, что была хорошая погода и много друзей вокруг. И живет дальше, воодушевленный. Может, заходит к соседу-сантеро, который поделится с ним жертвенной курицей или тортом. Может, и сам что-то приносит. Но радость от их общения будет определяться не наличием-отсутствием курицы, не ее размерами. И не тем, насколько наряден торт. Это даже и атеисту понятно.

Олеся Кривцова

Олеся Кривцова – копирайтер, писатель, художник, специальный корреспондент Woman on Top в экзотических странах.

14 Коммент.

  1. Гузель Яруллина

    Ты такие темы затрагиваешь философские. И заставляешь думать-думать-думать. И это хорошо и спасибо за это!

  2. Лена Ефремова

    А меня прямо поразила мысль, что религия делает нас свободными потому что избавляет от страха смерти….

  3. Очень интересно, но это вопрос теософической риторики. На мой взгляд, вера очень сильно отличается от таких понятий как религия/церковь/папа. Религия – это свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации. И я думаю, что свободными религия нас делать никак не может, как любые ограничения и правила. Не говорю о том, что это хорошо или плохо. Это просто ограничение свободы. Рубрика «Свобода» же не предполагает исключительно разговоры о том, что нас освобождает? Потому, мне кажется, религия нас существенно сдерживает в нашей свободе и вере. Мы же (ну, в грамотном своем большинстве)) понимаем же, что Бог один. А правила у разных религий разные. Так что разговор с Богом и подведение итогов в любом случае будет происходить вопреки логики конкретного индивида, принадлежащего к определенной конфессии. ИМХО. Всем добра и счастья!)

    • Олеся Кривцова

      Да, Никита, я с тобой согласна в том, что религия и вера — две большие разницы. Стремление человека к культуре, любви, Богу — вот что объединяет, а в какие формы это облекается, вопрос конкретной страны, социума и времени. Сантеро с католиками мирно сосуществуют, и у двух религий наблюдается сильное взаимопроникновение. Поскольку Бог всё это и создал, я думаю, он способен доходчиво донести до любого человека в итоге, что, как и почему :)

  4. Ната

    А мне кажется, что вера — это безусловность. Как Бог вроде бы как любит всех независимо от того хороший человек, или плохой, умный или глупый, так и находясь в безусловности человек относится к себе и окружающим таким же образом, принимая всех и всё.
    С другой стороны, верующий в Бога знает, что все несчастья послал ему Он во искупление или что-то типа того, а безусловный человек понимает, что всё, что есть в его жизни, он сделал сам и только от него зависит , изменится что-то или нет.

    • Олеся Кривцова

      Не вижу противоречий между посланием Бога и тем, что человек всё сделал сам. Человек постоянно делает выбор. Этот выбор предоставляется ему Богом. Человек постоянно идет по ветвящимся тропинкам, которые его приводят к тому или иному результату. Это обоюдный процесс. Посланное несчастье может быть не итогом, а началом, моментом выбора, переворота в жизни. Когда оно приходит, надо спрашивать не «за что?», а «зачем?»

  5. У нас хоть и не Гавана, но сегодня отличная погода, поблагодарим Бога за это.

    • Олеся Кривцова

      Так и сделала, когда ждала электричку на улице 20 минут! На прошлой неделе это еще плохо переносилось :)

  6. Лидия Севостьянова

    Спасибо,Олесь, это очень круто.Буду думать,убедила:)

  7. Иван

    Каждый из нас верит в Бога. Даже тот, кто скажет, что, мол, считает, Бога — нет. Поскольку я не встречал ни одного человека сейчас, в наше время, не осознающего своей ничтожности в сравнении с … (вселенной, мировым разумом, вечностью мироздания и т.д.). Достаточно задуматься над тем, что элементарно то, из чего мы, наше тело, состоим, чрезвычайно сложно, и хотя бы с точки зрения теории вероятности трудно допустить случайное стечение обстоятельств, нас сформировавшее. Стечение обстоятельств, которое ни от чего не зависело и произошло исключительно механистически. Поэтому всё большее число учёных в наше-то время приходит к мнению о неразрывной связи науки и … (веры, религии, какое же слово верное?) ВОт здесь следует остановиться и задуматься. Допустим, человек утверждает, дескать он верит в Бога, но при это он не относит себя к некой конфессии. Получается, он верит в какого-то абстрактного Бога, в нечто? Когда же человек признаёт себя христианином, иудеем, кришнаидом, …, образ Бога обретает вполне конкретные черты, формируется для человека. Верующий получает наглядную, представимую картину мира, развития событий. При соблюдении им правил, различных для каждого даже религиозного направления, скажем, православия или католичества. Что же выходит, человек, принимая на себя обязательства, загоняет себя в рамки? Но ведь никто не ограничивает человека в смене убеждений, мировоззрения, кроме него самого. От современных теологов часто можно услышать на мой взгляд совершенно правильную мысль, что следует выбирать и придерживаться вероисповедания отцов, читай, той конфессии, которая на данном участке земли наиболее распостранена. Задумаемся, почему? Мало того, что это связано с преемственностью поколений, традициями. Это связано и с тем тоже, что в данном случае базовые принципы, действительно единые для основных конфессий, доносятся наиболее доступным и легкоусвояемым для мозга образом. И придерживаясь единых воззрений, обретаешь свободу. Принимая на себя нечто иное, идёшь против течения. А это уже гораздо сложнее, ведь не даром издревле известно — в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Теперь порассуждаем об обрядности. Многие считают, что, это мол, лишнее, и к вере отношения не имеющее. Но разум человеческий ограничен, и это не банальная фраза, а, можно сказать, постулат современного научного сообщества. Даже местонахождение элементарной частицы при нынешнем развитии науки (а мы космос уже полвека осваиваем и атомную энергию вырабатываем) не может быть установлено точно, а лишь предположено с определённой долей вероятности. Так стоит ли говорить уверенно, что не имеют смысла, скажем, таинства? Может, они играют ключевую роль в синхронизации разума человеческого и, скажем, мирового, давая непередаваемое ощущение свободы и облегчения после исповеди (кто прошёл через это — те поймут)? У всех разные точки зрения, но, истина, как обычно, кроется посередине :-)

    • Олеся Кривцова

      Думаю, дело в том, что религия, в отличие от веры как таковой, — явление социальное и культурное. Социум и культура живут по законам окружающей среды, и религия тоже. Поэтому в разных религиях разные ограничения и поощрения, а также правила в целом. Идти против религии отцов — признак культурного бунта в целом.

Комментарии