Свобода и депрессия

Июль 11, 2012

Свобода и депрессия

Половина моих друзей принимает или принимала антидепрессанты. Я случайно узнала. Поняла, что алкоголь, сигареты, кофе, жареная картошка в полночь и творчество в пять утра уже не помогают, а про мужчин мы вообще лучше промолчим, это тема другой заметки.

Пишу в блоге: надо начать принимать антидепрессанты, а то мне что-то совсем плохо. И тут случился такой обвал комментариев, как будто я в очередной раз решила похудеть. У каждого было что сказать – причем не дурное «я читал, мне говорили», а нормальное такое основанное на собственном опыте мнение. Мои друзья знают, куда я пошлю с теоретическими выкладками. Возможно, поэтому вторая половина промолчала. Может, им просто все еще помогает алкоголь, и они пили. Может, молча курили. Может, надрывались в спортзале и им – аллилуйя! – было не до меня. Но я внезапно узнала, что слова «антидепрессанты» и «психиатр» — нормальное явление в жизни нормальных людей. Не каких-то мифических миллионеров и трудоголиков, не кинозвезд, не книжных героев.

И я не могу понять, то ли мои друзья такие приличные люди, потому что сидят на антидепрессантах, то ли именно потому, что они приличные, им и приходится на них сидеть. Не было ни одного комментария «ах-ах, таблетки!», не было ни одного комментария «ах-ах, психиатр!» Нормально всё, нормальная человеческая ситуация. Я благодарна друзьям, но мне за них очень обидно. Я-то думала, у них все хорошо. А они вон что потихоньку.

На Кубе у меня такой ситуации возникнуть бы не могло в принципе. Если зимой вдруг возникнет – сообщу в комментариях к этой заметке. Все просто: там не принято давить эмоции. Там все ведут себя неприлично: шумят, слушают громкую музыку, могут устроить прилюдную сцену ревности, пожаловаться на наступающий климакс, крутят в танце обширными задницами, едят, когда хотят и то, что есть. И офисных центров там нет. Единственный встретившийся мне странноватый дядька, у которого явно в голове танцевали сальсу большие кубинские тараканы, был профессором университета в Сьенфуэгосе. Он любит поговорить по-английски, помешан на приличиях, подает туристам ужин, как будто они сидят не на крыше его дома, а на банкете в Лувре, и обмирает от стыда за страну, когда ночью отключается  электричество. Если мне потребуется совет по антидепрессантам на Кубе, я позвоню в Сьенфуэгос и спрошу у него.

 Может, у него даже образец найдется. Но если доеду – жилье сниму у веселого пожилого мулата Энрике, который по вечерам играет жильцам «Ля Бамбу» на гитаре, не соотносясь с часами. Концерт заканчивается, когда исчерпан репертуар. Соседи? Подпевают. А к профессору заскочу минут на десять – всё равно английский ненавижу, хотя мне часто приходилось это скрывать ради заработка. Сейчас уже не скрываю. Так и говорю: да, я могу перевести ваш текст, но имейте в виду – я его прогоню через гугл-переводчик, а потом переведу с русского на русский. И знаете что? В половине случаев я получаю заказ и все довольны. Другая половина находит себе того, кто любит английский, и там тоже все довольны.

Делясь со своими кубинскими друзьями проблемами, которые у меня периодически возникают из-за нехватки денег, я всегда слышу те же реплики, что и в России – но чисто для порядка. «Ну может быть, потерпела бы там или там…» — неуверенно говорят они, потому что прекрасно знают, что такое бедность и как это трудно. У них выходов тоже не так уж много. Они надеются, что хотя бы у меня будут деньги – уже хорошо в среднем. Но следующая фаза, которая в России наступает примерно на третьи посиделки, при жизни в ритме сальсы приходит на третьем танце: да не прогибайся ты, перебьются. И никаких антидепрессантов.

Олеся Кривцова

Олеся Кривцова – копирайтер, писатель, художник, специальный корреспондент Woman on Top в экзотических странах.

3 Коммент.

  1. Людмила

    У меня был похожий шок. Я как раз размышляла, почему я с одним ребенком труп и истеричная дура одновременно, а у других куча погодков, а они еще разумницы/красавицы, плюс успевают работать или свой бизнес вести, да еще и творчеством занимаются, и при этом свет в глазах и ум в голове.
    А когда узнала, что они все (все!) так или иначе в разное время принимали антидепрессанты, я почувствовала, будто меня предали. Я за ними тянусь, не позволяя себе даже новопассит (и считая это слабостью духа), а они вона как!
    Не то, чтобы я тут же побежала в аптеку (хотя меня снабдили полным списком от гомеопатии до сильных рецептурных средств), но я расслабилась и перестала состязаться с теми, кто играет по другим правилам. Что тут же хорошо сказалось на общем самочувствии.
    Во всяком случае, теперь я точно знаю, что больше не позволю докатиться до состояния «стою над пропастью и думаю прыгать или падать». Теперь буду знать, что у меня есть, куда отступать. И что это нормально — прибегать к такого вида коррекции.

  2. Есть еще такие люди, которые сами не принимают, опыта не имеют, но и не осуждают )) При этом конечно же промолчали ))
    В антидепрессантах нет ничего особенного. Хорошо что они помогают тому, кому
    то нужно.
    Лишний раз убеждаюсь что Куба — это очень круто и туда стоит поехать ))

  3. Наталья

    Такое странное сочетание «Свобода и депрессия»… По мне, там где начинается депрессия — заканчивается свобода…(((
    Было несколько тяжелых периодов — и все они были связаны даже не с безденежьем или отсутствием работы… А с абсолютной зависимостью как раз от этой самой работы и невозможностью в ближайшем будущем что-то в этой ситуации изменить.
    Обошлось без антидепрессантов)))

Комментарии