Амария Рай: «Радость складывается из простых вещей»

Июль 23, 2012

Амария Рай: «Радость складывается из простых вещей»

Мария Богданова – владелица агентства недвижимости ETSN и управляющий партнер юридического бюро REALEX, ведет на телепрограмму «Адвокат бизнеса». Под псевдонимом Амария Рай она выпустила два сборника повестей и рассказов — «Первоцвет» и «Примула», многоуровневое психологическое исследование «Леди не шевелятся, или Не кажется ли вам, девочки, что нас обманули?».

 

- Амария Рай и Мария Богданова – это разные люди? В чем их отличие?

- Это две ипостаси одного человека, конечно. Мария Богданова имеет большую бизнес-составляющую: она юрист, руководитель компании, защитник для клиентов; в ней жесткость, целеполагание, точные формулировки… Амария Рай не так однозначна — жизнь рисует множеством оттенков, практически сознательно избегая черного цвета. Для меня действительно важно писать под псевдонимом, это помогает переключиться с деловой волны на созерцательную.

- Вам важно видеть своих персонажей, то есть их прототипов, живьем?

- Во многих случаях я пишу с натуры. Да, для реалистичности произведения мне важно на этапе его создания держать портрет героя перед собой. Это создает правдивость его характера и чувствований. Но по завершении работы я, как правило, стираю и перемешиваю черты персонажей с тем, чтобы, сохранив уже возникшую достоверность, лишить героев фотографического сходства.

- Насколько отличается в своем творчестве Амария Рай как прозаик и колумнист?

- Я бы сказала, что отличий почти нет: тот же язык, та же краткость — предпочитаю малые формы: эссе, миниатюры. Пожалуй, основное отличие в том, что в колонках, которые пишутся по теме номера, нет места вымыслу, — все же это репортажи или размышления вполне реалистичные… «Леди не шевелятся» — это необычный и удачный микс как практической психологии, так и идеологии отношений «мужчина-женщина».

- Как, помимо привлеченных вами экспертов с мировыми именами, вам помог при создании книги ваш личный жизненный опыт?

- Спасибо. Без личного опыта эта книга не могла появиться. Мне хочется делиться с читателями тем знанием, что любовь есть, она всегда рядом, и надо просто перестать бояться и сомневаться, а позволить себе роскошь принятия себя самого и тех людей, что вокруг, без глупых сравнений и излишнего анализа, без страха потерять, быть обманутым, преданным, брошенным — эти вредные предустановки в значительной степени лишают нас возможности постичь любовь.

- О чем мы узнаем из вашей следующей книги?

- О замечательном сыщике Глебе Самсонове. Я пишу свой первый детектив.

- Рэй Брэдбери в роман «451 градуса по Фаренгейту» описывал цивилизацию без книг. Люди, переставшие  размышлять, бездумно использующие банальные слоганы, по сути, даже в индустриальном обществе превратились в некое стадо, в продвинутых рабов-роботов. На фоне падения интереса к книге — не грозит ли нашим ближайшим потомкам такая участь?

- Падение интереса к книгам — явление временное. Возможно, в ближайшие годы будет открыт принципиально новый способ познания, который, действительно, исключит из массового употребления именно бумажный вариант книги. Но книга это не только и не столько бумага, это — энергия автора, передающаяся с помощью набора символов, это интересные сюжеты, провоцирующие размышления и переживания, это иная реальность, где читатель может отдохнуть и почерпнуть силу… Все остальное — макулатура, которую вовсе не жаль.

с Любовью Казарновской

- Сейчас многие испытывают ностальгию по СССР. Вы в своей прозе тоже отдали дань этому, описав события тех лет. Насколько, по-вашему, оправдана такая направленность не в будущее, а в прошлое? И чем вызвано это усиление интереса к тогдашней жизни?

- Свобода, равенство, братство. Центробежные силы сменяются центростремительными. Мы устали от разобщенности, от отсутствия объединяющих целей. И пусть лозунги советского периода были декларативными (много сказано сегодня о двойных стандартах той эпохи, повторяться не будем), но всё же официальная риторика была, во-первых, четкой, во-вторых, базировалась на морали, а в-третьих, что особенно важно — подкреплялась примерами из жизни: советский герой учился и трудился, совершал открытия, был способен на подвиг… За двадцать лет свободы мы утратили ориентиры, сделав «героями» сегодняшнего дня большое число людей скандала, наживы и тщеславия. О достижениях их почти ничего не известно, но они заполонили информационное пространство жареными фактами своей он-лайн биографии, и почти все СМИ, цитирующие их жизнь из номера в номер, как-то разом пожелтели. Беда в том, что на этой пустоте ничего кроме пустоты не возникнет. Написать об этих героях нашего времени достоверно можно только духless и про любoff. Меня это не вдохновляет.

- По-вашему, является ли кризис, как любое явление неоднозначным, несущим в себе как что-то положительное, так и отрицательное?

- Кризис способен дать организму или системе встряску, после которой они заработают с новой силой: творческий кризис может завершится рождением шедевра, кризис болезни — выводом токсинов и оздоровлением, кризис финансовый — новым пониманием роли денег в жизни общества. По моему убеждению, кризис 2008 года научил многих россиян разумной экономии, — мы в отношении трат теперь гораздо ближе к Европе, чем были раньше…

- Вы занимаетесь благотворительностью. Насколько важно для вас ощущать ее результаты?

- Я не могу сказать, что именно занимаюсь благотворительностью. Я состою в совете бизнес-консультантов Благотворительного фонда Даунсайд Ап, мои компании по мере возможности жертвуют на программы этого Фонда, сама перечисляю часть средств от продажи книг. Но занимаются благотворительностью именно они — педагоги и фандрайзеры, люди большого терпения и человеколюбия. Ощущать результат невозможно — это не инвестиции, а порой и достижение результата невозможно, как в силу общей обстановки — детские дома продолжают существовать, за операции смертельно больным людям приходится платить, беспризорничество, наркомания, торговля людьми — все эти явления по-прежнему есть в России, так и по объективным причинам — как с синдромом Дауна: с медицинской точки зрения проблема решения не имеет, схема «деньги-операция-здоровый ребенок» не работает, так что же будет «результатом» такой благотворительности? У Фонда Даунсайд Ап прекрасный слоган: «Изменим жизнь детей с синдромом Дауна к лучшему!». Изменять мир к лучшему — в этом суть благотворительности. По моему убеждению, это процесс, в котором каждый человек может принять участие: забудь о результате, можешь делать — делай!

- Вы помните свое первое доброе дело?

- Нет. Но я помню первое шевеление отчаянной жалости в душе. СССР. Куйбышев. 1984 год. Десятилетняя я иду из хлебного с покупками мимо обкомовских холеных домов Волжской набережной. Арка, двор, мусорные контейнеры… в которых зачем-то роется старушка в стареньком зеленом пальто с пуховым платком на голове. Вокруг солнечно, радостно, мы живем в лучшей стране мира, и вдруг старая нищенка подбирает объедки. В тот самый момент я впервые испытала это щемящее чувство — сострадание, подошла, протянула булку. Она говорит: «Доченька, сунь мне в карман, руки грязные». Голос и облик ее до сих пор помню. Шла я в булочную одним человеком, а вернулась уже другим.

- Вы много путешествуете. Что для вас означают путешествия? Смену обстановки, прикосновение к экзотике, любование открыточными видами, встречи с новыми людьми и необычными местами?..

- Получение новых впечатлений. Путешествовать я стала относительно недавно, до экзотических мест еще не добралась, так что впереди много неизведанного. С натуры пишу не только людей, но и окружающий мир, и эти поездки имеют целью прочувствование обстановки, атмосферы, энергии новых мест для более точного воспроизведения в книгах. И все же самым сильным чувством в моих путешествиях остается радость возвращения домой.

- Ваше самое любимое место для прогулок?

- Прогулки не входят в мое обычное расписание. Нет навыка. Но если гулять, то по Замоскворечью — его переулки и набережные с неспешной публикой, лавками и ресторациями всех мастей, его историческая застройка, затейливая и парадная, звон колоколов… Да, если гулять — по Замоскворечью.

с Ириной Безруковой

- Какие выставки, спектакли и книги вы порекомендуете нашим читателям?

- Выставки в столице проходят постоянно. Я доверяю вкусу владельцев Арт-галереи К35, что на Саввинской набережной, и галереи  в Ветошном переулке, 13. В сезоне зима-весна 2012 они не раз приятно удивляли своими экспозициями. Наиболее интересной была выставка «Гений Леонардо да Винчи», которую привезли в Ветошный после десяти лет подготовки с расшифровкой тайнописи великого художника и конструктора и созданием моделей его работ — летательных аппаратов, орудий, мостов… О театре: рекомендовать сложно — в последние годы в поисках гениальных решений постановщики ушли далеко, там всех раздели, поставили с ног на голову, научили сквернословить, переместили во времени — на мой взгляд, не помогло. Гению Шекспира или Чехова достаточно себя самого, не нужно пытаться конструировать гениальные постановочные ходы — у классиков уже все есть, ближе к тексту, господа, и все получится. Радует Театр Наций под руководством Евгения Миронова. Сходите — не пожалеете. Есть время на книги — читайте классику. Все, что пишется сегодня, будет проверено завтра. Достоевский, Чехов, Бунин, Толстой, Булгаков, Гоголь, — качество, проверенное временем, а, значит, время за чтением вы не потратите впустую.

- Чем вы особо гордитесь из того, что сделали последнее время?

- Радость моих дней складывается из простых вещей: семейных ценностей, которые оберегаю, как сокровище, открытых отношений с клиентами и коллегами в бизнесе, наблюдения тонких аспектов жизни, которыми впоследствии наполняю книги. Я ценю время, стараюсь браться за многое, и многое завершать. А горжусь тем, что живу в России, я верю в будущее нашей страны.

 

Беседовали Алекс Громов и Ольга Шатохина

Комментарии