Русские в Голливуде: история Ольги Родиной

Октябрь 31, 2012

Русские в Голливуде: история Ольги Родиной

Актрисе Ольге Родиной удалось осуществить то, о чем большинство ее коллег могут только мечтать. На ее счету не только работа в отечественном кино и театре, но и роли в таких популярных американских сериалах, как «Ангел», «Скорая помощь», а также съемки с большими звездами: Брэдли Купером, Дженнифер Гарнер и др.

О том, как она смогла покорить Голливуд, и почему  вернулась обратно, Ольга Родина рассказала Woman on Top.   

 

- Ольга, давайте начнем издалека. При каких обстоятельствах вы оказались в Америке?

- Когда я училась на третьем курсе театрального института в Санкт-Петербурге, к нам приехали представители BBC в поисках актрисы на роль в фильме по повести Алексеевича. Они искали девушку, которой по сценарию должно было быть 14 лет. А я выглядела очень молодо, наивно, провинциально. Я успешно прошла пробы. Фильм, в котором я снялась, завоевал премию BAFTA — британский аналог «Оскара», а я полетела в Лондон на церемонию награждения. Наверное, это был первый шаг «туда».

В Америку же я попала вместе с театром «Сатирикон», в котором тогда работала. Во время гастролей я познакомилась со своим первым мужем. Он ездил за нашим автобусом по всему побережью – у нас были спектакли в разных городах. Это была очень романическая история – настолько романтическая, что худрук театра — Константин Аркадьевич Райкин — разрешил мне остаться в Штатах на полтора месяца, пока не началась работа над новым спектаклем.

 - Но вы задержались на гораздо больший срок…

- Да, муж меня  не пустил обратно. Но очень скоро я поняла, что не могу быть просто домохозяйкой и женой, мне нужна моя профессия. А если ты живешь в Америке, сделать успешную актерскую карьеру можно только в Голливуде. И тогда мой супруг совершил поступок, за который я до сих ему очень благодарна: он закрыл свой бизнес в Бостоне, простился со своими родственниками, и мы переехали в Лос-Анджелес. Там я сразу записалась в театральную школу.

- Вы ощутили разницу между российской и американской системой образования? 

- В наших театральных школах первые два года занимаются тем, что просто раскрепощают студентов и прививают им сценическую органику. Американцам этого не нужно, они на сцене  органичны, как кошки, их можно сразу учить сути. У них нет этих зажимов и комплексов: что неприлично громко разговаривать или смеяться… Например, со мной учился актер, который потом стал звездой сериала «Остаться в живых» — Хорхе Гарсия (помните, это он играл того толстяка?). Он некрасивый, но жутко обаятельный. Выходит на сцену – и от него глаз не оторвать. А я как поправлюсь на лишние 3 кг, уже думаю, что не пойду на кастинг, а то вдруг все это заметят.

- Закончив обучение, вы легко нашли работу?

- Мне повезло, потому что у меня был хороший агент, который уже работал с русскими актерами. Без агента найти работу в Голливуде очень сложно, там вся система на этом построена. Не будучи Анжелиной Джоли, просто невозможно позвонить режиссеру и попроситься на пробы. Если у тебя нет агента, все двери перед тобой закрыты. Когда я подписала договор с моим агентом, он уже через месяц послал меня на пробы на главную роль, я их успешно прошла и получила свою первую работу. При этом я должна была, как сумасшедшая, учить язык, в отчаянии сидеть над словарями в библиотеке и плакать от того, что я никогда его не выучу на должном уровне. Я и сейчас не могу сказать, что в совершенстве знаю английский язык – это может сказать разве что американец, преподающий английский. Я достаточно хорошо теперь говорю, но это мне далось непросто.

в Лос-Анджелесе

- Несмотря на хорошее образование и высокий языковой уровень, вам все равно предлагали играть исключительно русских женщин. Как вы считаете, наступит ли тот день, когда русские актеры смогут играть в голливудских фильмах не только славян? А, скажем, исполнять главные роли?

- Конечно, все меняется, существует определенная мода на сценарии. Но русские всегда будут играть в Голливуде либо русских, либо поляков, либо кого-то еще из Восточной Европы. О том, чтобы сыграть американца, можно забыть сразу. И это моментально накладывает на тебя огромное ограничение как на актера.

- Но почему? Только из-за языка?

- В первую очередь. Американцев могут играть только те, кто там родился и вырос. Те, кто приехал в США после 12 лет, неизбежно говорят с акцентом. Я занималась не просто с преподавателями, а с логопедами, чтобы избавиться от него. Они мне сказали, что это в принципе невозможно, потому что у нас речевой аппарат устроен по-другому: подача звука, мышцы гортани, дыхание поставлены иначе. После двенадцати лет это переделать физиологически невозможно. Но даже если произошло чудо, и ты полностью избавилась от акцента, легко представить ситуацию: ты приходишь на кастинг, чтобы сыграть девушку из Техаса. Вместе с тобой туда пришли 500 настоящих девушек из Техаса. Какой интерес брать тебя? Твоя – вся Восточная Европа. Русские, украинки, польки, чешки.

- У вас были совместные сцены с Брэдли Купером в фильме «Прикосновение зла». Какие впечатления остались от работы с ним?

- Меня поразило, как он отыграл сцену с маленьким мальчиком, а потом продолжал с ним говорить, находясь в образе. И мальчик реагировал на него как на его персонажа. И в результате съемка не была остановлена, появился новый эпизод, которого не было в сценарии.

 

- А Дженнифер Гарнер чем вам запомнилась?

- Все американские актеры очень органичны. С Дженнифер Гарнер меня это тоже поразило: ощущение, что она ничего не играет, а просто живет на площадке.

- Но что же произошло, почему вы покинули  Голливуд?

- У меня было чувство, что роли, которые я играла, —  это не то, чему я училась и чего я хотела как актриса. Мне всегда хотелось играть женские судьбы, а не то, что мне в основном мог предложить Голливуд. Плюс к этому прибавилась еще и личная драма. У меня было ощущение нереализованности, и это при том, что я находилась в расцвете душевных и физических сил. Мы развелись с мужем, я долгое время не могла найти человека, с которым мне хотелось бы иметь детей, и я переживала огромное разочарование в жизни. Зная, что психически я здорова, не имею неврозов и могу сама разобраться с причинами своей депрессии, я все проанализировала и поняла: я хочу иметь абсолютную любовь и самореализацию в профессии. Поскольку я не могла найти абсолютную любовь в мужчине, я решила, что найду  ее в ребенке, а с карьерой все просто: надо вернуться в Россию и иметь мужество признать, что я облажалась. Я так и поступила, начала все с нуля и могу сказать, что не жалею.

- Наверное, у человека с такой фамилией – Родина – и не могло быть по-другому…  Но, тем не менее, многие русские, вернувшиеся из-за границы, тоскуют по той жизни. А вы скучаете по тем временам?

- Нет. Вот уже четыре года, как я в России, и очень этому рада. Конечно, в Лос-Анджелесе комфортнее находиться за рулем автомобиля, переходить дорогу и не бояться собак без поводков. Но здесь у меня нет никаких объективных ограничений: я могу заниматься своим делом и я чувствую, что у меня душа на месте. Вернувшись в Россию, я уже через три недели ушла сниматься, и мне это было безумно интересно. Потом два с половиной года я занималась только своей дочерью, и сейчас постепенно возвращаюсь в профессию.

- Вы сейчас где-нибудь снимаетесь?

- Сейчас на канале «Россия» идет многосерийный фильм  «Дело следователя Никитина», где у меня весьма интересная роль. Его сняли классики отечественного кино – Валерий Усков и Владимир Краснопольский – авторы таких великих фильмов, как «Тени исчезают в полдень», «Вечный зов» и др. Впервые мне посчастливилось с ними поработать много лет назад: еще будучи студенткой, я снялась в главной роли в их картине «Воровка».

Я очень тщательно готовилась к «Делу следователя Никитина»: разговаривала с пожилыми людьми, пытаясь понять, кем моя героиня могла бы работать в то время. Она очень бедная, ничего кроме своей деревни не видела. По сценарию она постоянно что-то режет, что-то готовит на кухне – мне показалось, что она вполне могла бы работать в какой-нибудь столовой, нарезать там овощи. Такой вот «овощерезкой» я ее и попыталась сделать. Этого нет в кадре, но для меня важно знать историю героини, чтобы лучше ее понимать. Кроме этого фильма, есть еще один проект, в котором я сейчас занята — пилотные эпизоды одного комедийного сериала.

- Голливудский опыт вам помогает или, может быть, наоборот, мешает  в России?

- Весь мой опыт – это опыт, он просто есть. Мне доводилось играть матерей, когда я сама еще не была матерью, я просто делала свою работу. По сути, каждый прожитый день – это опыт, который дает мне что-то новое, как в профессиональном, так и личном плане.

Беседовала Лена Ефремова

 

Один комментарий

  1. ET
    ET

    А зачем стремиться играть в американском кино американцев? Не понимаю я этого преклонения перед Голливудом: штампуют одни и те же сюжеты…

Комментарии