Свобода и пиар

Ноябрь 11, 2012

Свобода и пиар

Периодически мне приходится c кислой миной отбиваться от своих знакомых, которые никак не могут взять в толк, почему я ничего не делаю, чтобы разрекламировать мой ЖЖ (он у меня есть), не делаю свой собственный сайт, до сих пор не издала книжку по мотивам своих кубинских похождений. Свое недоумение они мотивируют тем, что я, по их мнению, лучше персонажа Х, хозяина сайта Y и писательницы Z, которые якобы почивают на лаврах и каждое свое утро начинают с трюфелей в соусе из красной икры просто потому, что вложили силы в пиар.

Хорошо делая свое дело, в полной безвестности остаться трудно. Так или иначе, на свой кусок хлеба хороший ремесленник всегда заработает. Как я, когда пишу коммерческие тексты для сайтов, или как моя кубинская подруга, которая водит экскурсии по Гаване. Мы обе не знамениты на весь свет, но в том кругу, который себе выбрали,  пользуемся достаточным спросом. Она – больше, чем я. Ее ежедневник ломится, телефон взрывается от звонков, в почте постоянный аншлаг. Ее отец иногда ходит по дому и причитает: «Вчера у нас было пятеро русских, позавчера восемь, сегодня трое! У нас не дом, а русское посольство!» Она просто очень хороший гид, на этой почве мы когда-то и подружились. Все тихо сдают знакомым ее контакты, так их однажды сдали и мне, так и я их сдаю своим знакомым. За те несколько лет, что я ее знаю, у нее только сейчас появились визитки, которые она тоже не разбрасывает, как сеятель, по бульвару Обиспо. Ее муж уже три недели с момента моего приезда не может дождаться от нас пельменей, потому что мы обе все время заняты.

Кстати, о пельменях. Уже года три, приезжая в Гавану, я отбываю пельменную повинность – однажды по неосторожности приготовила пельмени для кубинских товарищей, ностальгирующих по СССР, а им понравилось. С тех пор за столом раз от разу все больше народа, поскольку моя популярность растет. У этих психов полный океан лангустов и осьминогов, но они требуют от меня  пельменей!  При слове «пельмени» мне уже хочется кричать «это не я!» и отмахиваться мачете. Если раньше мы могли собраться на коллективную лепку ближе к вечеру, то теперь масштабы таковы, что это суровое развлечение на целый день. В какой-то момент  вкуса самих пельменей уже никто не помнил, зато все о них слышали. Теперь, чтобы они просто были, я леплю их дома одна и тихо приношу своим, без пиара.

С пельменями все понятно: это вроде бы рядовой хозяйственный навык, и никому не приходит в голову, что я обязательно должна открыть пельменную в Гаване, хотя мы периодически шутим на эту тему. Так же никто не считает, что я должна составить конкуренцию известным русским брендам, открыв свой пельменный завод. Любой нормальный человек объяснит это одним простым словом – «обалдеешь!» При этом разница между магазинными пельменями и домашними тоже всем очевидна. Ни для кого не секрет, что магазинные пельмени бывают ручной лепки и из натурального мяса, но их опять же не рекламируют на каждом углу.

Персонаж Х, хозяин сайта Y и писательница Z осознанно берут на себя бремя публичности со всеми вытекающими отсюда рисками в виде жесткого изматывающего графика, обязанности двадцать четыре часа в сутки выглядеть великолепно и утраты вкуса и качества своей работы. Быть популярным – это сверхурочные часы, на которые хороший ремесленник  либо подряжается, либо нет, полностью осознавая свою ответственность за результат. Эту свободу выбора он заслуживает всем своим предыдущим трудом и накопленным опытом. Просто поверьте человеку, который с широкой улыбкой лепил пельмени в плюс тридцать пять в Гаване в масштабах, как в минус тридцать пять в Магадане, и больше не собирается этим заниматься.

Олеся Кривцова

Олеся Кривцова – копирайтер, писатель, художник, специальный корреспондент Woman on Top в экзотических странах.

Комментарии