Елена Молоховец: женщина со вкусом

Февраль 5, 2013

Елена Молоховец: женщина со вкусом

Юлия Высоцкая, Ника Белоцерковская, Елена Чекалова… Их имена не слышал только ленивый. Любопытно, но эту кулинарную «медийность» открыла аж два века назад наша соотечественница Елена Молоховец.  У неё была непростая и по-своему необычная жизнь; в ней были не только жирные окорока, бламанже, суфле, облатки и наливочки, но и смерть 8 детей, и увлечение религиозными и мистическими учениями, и смерть от голода в полном забвении – уже не в Петербурге, а  в охваченном революционным пожаром Петрограде, где для таких, как она, не было места. Но история расставила всё по местам: и имя Елены Молоховец, автора культовой кулинарной книги «Подарок молодым хозяйкам», не забыто и по сей день. 

Когда мы говорим «женщина-легенда», то автоматически приклеиваем к ней величавые ярлыки а-ля «звезда», «прима», «дива», ну или хотя бы куцее и не очень внятное определение – «секс-символ», если дело касается какой-нибудь голливудской красотки. Женщина-легенда всегда на пьедестале, в золочёной раме, на полотнах лучших живописцев, на страницах поэтических сборников, скандальных мемуаров и пухлых диссертаций. Можем ли мы представить себе известную фигуру без блеска софитов, фанфар, пылких посвящений, глянцевых фотосессий? Едва ли, но из любого правила существуют исключения. И личность Елены Молоховец тому пример. Нет, посвящений она, конечно, удостоилась. Вот, к примеру, Арсений Тарковский в своём стихотворении назвал её «холуйкой малохольной» и «полубайстрючкой полублагородной», а Татьяна Толстая, как истинный гений злословия, смачно насадила её на своё писательское перо в эссе «Золотой век». А сколько было анонимных ядовитых виршей и частушек! Сколько выдуманных, приписанных ей цитат! Но и такие бурные негативные реакции, хотим мы этого или нет, тоже своего рода признак женщины-легенды, выбивающейся из клише восторгов и обожаний.

Елена Ивановна Молоховец, в девичестве Бурман, родилась 28 апреля 1831 года в Архангельске. О её семье известно катастрофически мало: её отец – начальник таможни Иван Ермолаевич Бурман, а мать – Екатерина Дмитриевна – домохозяйка. Молоховец рано осталась без родителей и поэтому никаких подробностей о её детстве мы толком не знаем. По ходатайству бабушки она поступила в петербургский Смольный институт благородных девиц, по окончании которого она получила диплом, Библию, золотой браслет и вернулась в родной Архангельск, где, как и было положено женщине тех лет, вышла замуж за талантливого архитектора и дворянина Франца Францевича Молоховца, который был старше неё на 11 лет.

Архангельск в 19 веке

Биографы говорят, что училась Елена Ивановна неплохо, и пусть математика и физика благородной девице давалась с переменным успехом, но вот религия и нравственность (что много важнее), а также музыка и французский язык были усвоены ею на твёрдое «отлично». Кулинария в список изучаемых предметов не входила, но предприимчивая Елена освоила все гастрономические премудрости уже будучи в браке. На практике, так сказать. Говорят, муж был настолько в восторге от жениной стряпни, что преподнес ей на именины книжный сборник её же рецептов. Однако биограф Молоховец Эхберт Хартман подвергает сомнению этот симпатичный миф: ведь книга выходит с посвящением Елены своей бывшей однокурснице и её же предисловием. Это было в 1861 году, когда, к примеру, был опубликован роман «Униженные и оскорблённые», в котором Фёдор Михайлович Достоевский живописал страдания простого народа, которому госпожа Молоховец в своей книге рекомендовала с барского плеча «отдать отжимки» после всех приготовлений.  Эту фразу, собственно, и взял в качестве эпиграфа Арсений Тарковский для своего злого посвящения.

портрет молодой женщиныЛюбопытно, что презрение Елены Молоховец к простому люду намеренно гиперболизировалось. Вот, например,  многие из нас помнят фразу: «Если вдруг появятся двадцать гостей, не волнуйтесь. Спуститесь в погреб и возьмите один-два окорока, которые там висят. Возьмите фунт масла и две дюжины яиц…». Нехилые аппетиты, нечего сказать – и как тут не пропитаться ненавистью, когда у тебя семеро по лавкам, и картофельные очистки как единственное лакомство, и изба  с худой крышей? Можно предположить, что кто-то  сейчас так же презирает Юлию Высоцкую, вещающую на всю страну, как приготовить суп из авокадо с мятными хлебцами или лимонные кростини  с моцареллой и перцем чили. Такая реакция вполне себе предсказуема; ну да что поделать, этот хрестоматийный сюжет будет всегда актуален: какой-нибудь замерзающий чумазый мальчонка в драном пальтишке и башмаках на босу ногу обязательно увидит в окошке нарядных детей возле сверкающей разлапистой ели, разноцветные коробчонки с подарками и истекающий соком румяный окорок. Се ля ви. Но биографы предостерегают нас от возведения напраслины на Елену Ивановну: знаменитой фразы про «двадцать гостей» и «окорок» в её «Подарке молодым хозяйкам» на самом деле не было. Мифологизм налицо.

С точки зрения современности, книга Молоховец, конечно, излишне назидательна. Елена Ивановна с особым рвением взяла под своё уютное крыло молоденьких неопытных хозяюшек, которым последовательно объясняла домашнее мироустройство. К слову, и современники над Молоховец посмеивались: уж больно её советы смотрелись наивно и несообразно ситуации. Но вопреки всем злопыхателям, «Подарок молодым хозяйкам» для многих стал своего рода кулинарной Библией: его популярность с каждым годом только увеличивалась. Как и сами советы Елены Ивановны: их набралось ещё на 2 тома. 3, последняя книга, была, к примеру, посвящена гигиене домашнего скота.

книга Елены МолоховецУ Елены Молоховец была страсть советовать, учить и просвещать. Она сочинила польку, написала учебник французского языка и даже домашнюю медицинскую энциклопедию, пафосно посвятив её русскому народу. Советы там, правда, были весьма экстравагантные: так, например, от потливости рук Елена Ивановна советовала избавиться следующим образом — «…весною взять в руки по молодой лягушке и держать их в руках до тех пор, пока не околеют». А при трудных родах,  как глаголет Молоховец, «…больше чем когда-либо помогает молитва и просьба о помощи свыше…». Нетрудно представить, как содрогнулись все медицинские работники и какими бранными эпитетами наградили бедную Елену Ивановну, в общем-то, от чистого сердца пожелавшую «русскому народу» избавиться от всех напастей.

Кроме обширной писательской деятельности, Елена Ивановна активно занималась семьёй и всячески превозносила любимого мужа, которому родила 10 детей. До 1866 года супруги Молоховец проживали в Курске, а потом перебрались в Петербург, который подарил нашей героине новую почву для размышлений. Там, в ингерманландских топях, Елена Ивановна знакомится с религиозной проповедницей Евгенией Тыминской, считавшей себя (ни больше ни меньше) медиумом. С тех самых пор в жизнь Елены Молоховец вошли мистические предзнаменования, вещие сны, тайные знаки и, конечно, общение с духами (например, с матерью г-жи Тыминской). И, конечно, наша героиня начинает писать брошюры религиозного содержания:  «Монархизм, национализм и православие», «В защиту православно-русской семьи» и т.д. Во время русско-турецкой войны ей приходит знамение молиться о  судьбе Семёновского полка; и чуткая Елена Ивановна покупает 200 иконок для роты своего племянника Георгия. Так или иначе, но  все солдаты возвращаются с боя невредимыми, и Молоховец всё больше укрепляется в своих идеалах.

сеанс спиритизма в 19 веке

Но судьба была  отнюдь не благосклонна к Елене Ивановне: в 1889 году умирает её муж, а младший сын из-за душевной болезни попадает сумасшедший дом. 8 из 10 детей Елены умирают раньше неё самой.

Ни одна из книг и брошюр Молоховец, конечно, не получает такой популярности, как «Подарок молодым хозяйкам». Елена Ивановна всячески пытается привлечь внимание общественности к своим творениям; в 1911 году она обращается к религиозному мыслителю Василию Розанову, которого её назидательные, написанные тяжеловесным языком книги не заинтересовали. «Идите, идите… я умру через три недели, если стану разбирать присланные мне книги», — сказал Василий Васильевич. Но тем не менее всё принесённое Розанов сохранил; как свидетельствуют биографы,   в Публичной библиотеке Санкт-Петербурга до сих пор хранятся книги Елены со штампом»Ex bibliothecae В. В. Розанова».

мечта МолоховецНо какова судьба «Подарка молодым хозяйкам…»? При жизни Елены Ивановны он имел бешеную популярность и даже вызвал волну подражателей и плагиатчиков. Книжные лавки пестрели творениями «Малковцов», «Мороховцов» и даже «НЕМолоховцов» (если забежать вперёд, то в советское время Анастас Микоян, издавший  «Книгу о вкусной и здоровой пище», без зазрения совести использовал рецепты Молоховец). Естественно, Елену Ивановну этот обман огорчал и она всячески пыталась бороться с нечистыми на руку писаками, но вопрос плагиата тогда стоял не столь остро. Хватало у Отечества и других проблем.

Старая Россия рушилась, и для Молоховец, убеждённой монархистки и православной, это было катастрофой. Елена Молоховец, поэтизирующая домашний быт и живописующая изысканные лакомства, скончалась в Петрограде… от голода в 89 лет.

Она была похоронена 15 декабря 1918 на Волковском кладбище по православному обряду, и ни одна из газет не написала о ней некролога. Гораздо позже, после ослабления советского режима, память о Молоховец стала постепенно возвращаться. Переиздания «Подарка…» стали появляться только в 1990-ые годы. Что характерно, наиболее обстоятельным биографом Молоховец стал отнюдь не русский учёный, а голландский славист Эхберт Хартман. В нашем Отечестве многие до сих пор настороженно относятся к личности Елены Ивановны; подливают масло в огонь и всякие «мороховцы» из прошлого века – именно поэтому тяжело разобраться, где именно рецепты самой Молоховец, а где подражателей. Но для многих она стала проводником, открывшим с помощью волшебного ключика дверцу в мир дореволюционной кухни, опирающейся не только на отечественные, но и украинские, польские, турецкие, голландские и многие другие традиции.

Поклонники кулинарного искусства Елены Ивановны открыли в Санкт-Петербурге ресторан «Мечта Молоховец», где можно по сей день отведать блюда по её рецептам. Так что можно сказать, что история расставила всё по местам, и имя по-своему великой женщины не было предано забвению…

Валерия Мухоедова

woman on top

 

 

 

Комментарии