Кузнецова-Бенуа: рожденная для успеха

Март 3, 2013

Кузнецова-Бенуа: рожденная для успеха

Ее образ запечатлели известные художники, среди которых - Александр Головин, Константин Коровин и Осип Браз. Её фотопортреты в шелках, жемчугах, перьях, бантах, цветах украшали обложки модных журналов.

Дочь знаменитого живописца, участница легендарных «Русских сезонов» Дягилева, работавшая с Римским-Корсаковым, Рихардом Штраусом, Жюлем Массне, певшая с Федором Шаляпиным и «Орфеем российской сцены» — Леонидом Собиновым, она была символом эпохи. Однако почти никаких смачных фактов и легендарных слухов до нас не дошло. Зато осталось множество восторгов.

 

Мария Николаевна Кузнецова-Бенуа – очередная прима, оперная певица, красавица, умница и муза, взошедшая, подобно сдобному пирогу, на культурных дрожжах серебряного века. Что характерно, слово «очередная» в данном случае не носит пренебрежительного оттенка: мол, ещё одна светская львица, и, как принято сейчас говорить, медийная персона, не обременённая интеллектом, но прославившаяся за счёт масштабных творений пластической хирургии. Но в те времена о силиконовой груди 8 размера слыхом не слыхивали, поэтому, кроме миловидного личика и красивых форм, актрисе, певице, балерине, поэтессе в первую очередь требовались талант и образование. У Марии Николаевны всё это было, она как будто с самого детства была запрограммирована на успех: с одной стороны, отец – одесский живописец Николай Дмитриевич, с другой, уже по материнской линии, — два известных дяди — Нобелевский лауреат биолог Илья Мечников и социолог Лев Мечников.

Мария НиколаевнаОна росла среди богемы и, как говорят, была благословлена самим Петром Ильичём Чайковским, заметившим у девочки певческий талант. С внешностью Марии Николаевне тоже повезло, отец будущего Нобелевского лауреата Бориса Пастернака – Леонид Осипович, дружный с Николаем Дмитриевичем Кузнецовым оценил красоту Маруси ещё в детстве:  «Она была вся в отца: тот же взгляд черных, как смоль, «жгучих» глаз, скрытый пока темперамент. Будущая красавица!» А вот так спустя годы эту мысль подтвердил музыкальный критик Эдуард Старк: «Кузнецова точно была красавицей. Среднего роста, она была великолепно сложена, тонка, стройна, чрезвычайно во всех частях пропорциональна».

…Мария Николаевна Кузнецова родилась в 1880 году в Одессе и, как и положено девочке из благополучной и культурной семьи, получила гимназическое образование в Швейцарии. Хотя впечатлительная барышня после «благословения» Чайковского дала себе слово «быть артисткой или умереть», родители сей пассаж восприняли без особого восторга. Такие тогда были времена: лицедейство было не в почёте.  К примеру, сверстница Кузнецовой актриса Алла Назимова даже несколько раз подвергалась побоям со стороны своего отца, выбивавшего из заблудшей дочери постыдную страсть к сценическим перевоплощениям. В этом плане Марии Николаевне повезло гораздо больше: никакого насилия, конечно, не было. По возвращении в Российскую империю девушка обучалась балетному мастерству, но потом полностью переключилась на вокал. Будущая прима Мариинского театра брала уроки у итальянского педагога Марти, а затем у заслуженного мастера Иокаима Тартакова.

Результат не заставил себя ждать, и вскоре сам Стравинский отмечал её выдающееся «…драматическое сопрано, которую можно было лицезреть и слушать с одинаковым аппетитом». На сцене петербургской консерватории Мария Николаевна дебютировала в роли Татьяны в опере «Евгений Онегин» Петра Ильича Чайковского. Это было в 1904, а уже спустя год Кузнецова-Бенуа блистала на сцене Мариинки, перевоплотившись в Маргариту из «Фауста». Опера очень приглянулась историку литературы Борису Эйхенбауму, который был впечатлён и талантом восходящей звезды: «Вчера слушал «Фауста» с Шаляпиным и Кузнецовой-Бенуа. Могу сказать, что когда я видел «Мефистофеля», у меня частенько пробегала дрожь по спине. Очень хороша была и Маргарита ».

Эффектные роли посыпались на Марию, словно из рога изобилия: Ярославна в «Князе Игоре» Бородина,  Купава в «Снегурочке» Римскова-Корсакова, Оксана в «Черевичках» Чайковского, Мими в «Богеме» Пуччини, Людмила в «Руслане и Людмиле» и Тамара в «Демоне» Рубинштейна… И это только верхушка айсберга. Согласитесь, далеко не каждая оперная певица может похвастаться таким богатым послужным списком. Но Кузнецовой-Бенуа это удалось. Только за 1905 год было сделано 2 грампластинки с её записями. Так на северном петербургском небе воссияла яркая оперная звезда, ставшая №1 для Мариинского театра вплоть до революции 1917 года.

Мария Кузнецова-БенуаОна была артисткой с большой буквы: талантливой, впечатлительной и эффектной. Сама Мария Николаевна вспоминала, что однажды так была завлечена действием оперы «Мадам Баттерфляй», что «кинжалом ранила себя в грудь, сильно ранила, но даже боли не заметила. Только уж потом спохватилась, увидев, что кровь течет».

Говорят, что вскоре после блистательного дебюта Кузнецовой в Мариинском театре, во время её очередного выступления в зале разгорелась ссора между студентами и офицерами, что, в общем, совсем  не удивительно: на дворе был взрывоопасный 1905 год. Но Мария Николаевна тогда отнюдь не растерялась,  спокойно прервала арию Эльзы из «Лоэнгрина» и запела гимн «Боже, Царя Храни». Каким-то чудесным образом враждующие стороны угомонились и спектакль продолжился. Вот она, сила искусства. И, конечно, чары прекрасной женщины.

Удивительно, но сведения о личной жизни Марии Николаевны как будто окутаны петербургскими туманами. Никаких там пикантных подробностей об адюльтере,  скандальных намёков, подмоченной репутации. Однако доподлинно известно, что мужей у Кузнецовой было 3: первый — Альберт Бенуа, из знаменитой династии российских архитекторов, художников и историков. Второй — фабрикант Богданов, а третий — банкир и промышленник Альфред Массне, племянник известного композитора Жюля Массне.

В 1914 году Мария Николаевна временно покидает Мариинский театр и отправляется на гастроли с «Русскими сезонами» Дягилева уже в качестве балерины. Так открывается ещё одна блистательная страница её жизни. Мария Николаевна оказалась в самой что ни на есть знаковой для своего времени компании; судите сами, что ни имя – то бриллиант: композитор и дирижер Рихард Штраус, постановщик Сергей Дягилев, хореограф Михаил Фокин, художник и сценограф Лев Бакст, танцовщик Леонид Мясин…

портрет

Н. Д. Кузнецов «Портрет Марии Николаевны Кузнецовой-Бенуа — дочери художника»

После революции Мария Николаевна Кузнецова, как и многие другие деятели искусства, эмигрировала. Разумеется, это был не просто отъезд, а целое театральное представление: в одежде юнги бывшая прима Мариинки скрывалась на нижней палубе корабля, отправлявшегося в Швецию. Там она стала  певицей в Стокгольмской опере, потом переместилась в Копенгаген, а затем в Королевский оперный театр Ковент-Гарден в Лондоне. Но всё-таки больше всего Марии Николаевне по душе был Париж, куда она окончательно переехала в 1921 году. Этот город достаточно быстро стал столицей русского зарубежья; лучшие умы и таланты отечества облюбовали именно берега Сены. Но отнюдь не ко всем судьба была благосклонна. Вспомнить хотя бы ещё одну красавицу серебряного века – Ольгу Глебову-Судейкину: её эмигрантская жизнь в Париже проходила в нищете, безвестности и почти раскольниковской каморке. Но Марии Кузнецовой-Бенуа была уготована другая судьба. Она прожила долгую, счастливую, красивую и успешную жизнь, которая не делилась на «до» и «после». В 1920-х годах Кузнецова-Бенуа давала частные концерты, где исполняла французские, русские, испанские, цыганские песни, романсы и оперы, а также танцевала испанские народные танцы и фламенко в шикарных костюмах Льва Бакста. Часть её концертов была благотворительной  — специально для нужд русской эмиграции, к проблемам которых певица была не чужда. Мария Николаевна без особого труда стала востребованной звездой парижской оперы, а побывать в её салоне считалось за великую честь.

В 1927 году Мария Кузнецова-Бенуа с князем Алексеем Церетели и певцом Михаилом Каракашем организовали компанию «Русская опера» в Париже, куда пригласили оперных русских певцов-эмигрантов. Вместе они  поставили «Сказку о царе Салтане», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Садко», «Сорочинскую ярмарку» и многие другие оперы и балеты отечественных композиторов. Предприятие имело успех: «Русская опера» блистала на сценах не только Парижа, но и Лондона, Барселоны, Милана, Буэнос-Айреса, Мадрида…

Даже оставив певческую карьеру, Мария Николаевна не бездействовала: она поселилась в солнечной Барселоне, где занималась педагогической работой, став вдобавок к этому музыкальным советником местной оперы.

Однако последние годы своей жизни Мария Кузнецова провела в Париже, ставшей для неё вторым домом. Прима отечественной и зарубежной сцены умерла 25 апреля 1966 в возрасте 86 лет. Удивительно красивая и не изломанная судьба, не правда ли?

Кузнецова-БенуаИнтересные факты:

- Отец Марии Кузнецовой – живописец Николай Дмитриевич Кузнецов — стал кавалером ордена Почётного легиона в 1900 году.

 

- Портрет Марии, выполненный отцом, хранится в Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального творчества.

 

- Единственный сын Марии Николаевны – Михаил Альбертович Бенуа  был артистом Парижской оперы и по совместительству  главным администратором гастролей Русской частной оперы по Южной Америке и Мексике.

Валерия Мухоедова

woman on top

Комментарии