Дело семейное: успешные сестры

Июнь 10, 2013

Дело семейное: успешные сестры

 Известные сёстры – какие они? Младшие и старшие, погодки, близнецы, популярные и менее узнаваемые. Писательницы, музы, певицы и актрисы. Сегодня редакция Woman on top попыталась отобрать на суд читателей наиболее интересные и небанальные родственные союзы из разных стран и эпох. Объединяют их только обаяние, талант и душевная красота. 

Сёстры Бронте: кто бы мог подумать, что эти 3 барышни, простые гувернантки из Западного Йоркшира станут всемирно известными и их именем даже назовут… кратер на Меркурии. Они никогда не были баловнями судьбы: Шарлотта, Эмили и Энн родились в бедной семье священника, рано потеряли мать и 2 старших сестёр, умерших от туберкулёза  в школе, где готовили будущих гувернанток. Единственной их отрадой было творчество: девочки всегда мечтали о писательской карьере, столь не свойственной женщинам того времени. Их первые литературные опыты были ужасающе неудачными:  Шарлотта отправила свои стихи знаменитому поэту-лауреату Роберту Саути, недвусмысленно намекнувшему ей, что «посвящать себя исключительно поэзии — не женское дело». Но это был не последний провал. Поэтическая книга, изданная в 1846 году на деньги самих сестёр, была куплена только 2 любителями высокой словесности. Их не спасли от фиаско даже мужские псевдонимы: сборник был напечатан от имени Каррера, Эллиса и Актона Белла. Тогда неунывающие сёстры взялись за прозу, и уже через год «Грозовой перевал» Эмили и «Агнес Грей» Энн были приняты.

Совместный портрет сестёр Бронте, написанный их братом Бренуэллом

Совместный портрет сестёр Бронте, написанный их братом Бренуэллом

Не повезло только старшей – Шарлотте: её роман «Учитель» почему-то не приглянулся издателям. Впрочем, по иронии судьбы, наибольшей популярности добилась именно она: ведь вскоре вышел её роман «Джейн Эйр», наделавший много шуму в писательско-читательских кругах и ставший счастливым билетом для всей семьи Бронте. Но, увы, наслаждаться триумфом и материальной независимостью сёстрам пришлось недолго: их брат Бренуэлл, талантливый художник, скончался от опасного «букета» болезней из алкоголизма, наркомании и туберкулёза. А спустя год погибли Эмили и Энн. Бедная Шарлотта остаётся вдвоём со своим ослепшим отцом, но даже в тяжёлые минуты не отказывается от литературного творчества и продолжает писать.

…Она пережила своих сестёр на 7 лет, её ждал короткий брак с помощником священника, но счастье длилось недолго. Шарлотта скончалась из-за преждевременных родов, осложнённых туберкулёзом – фамильным недугом Бронте.

Но посмертная слава оказалась сильнее прижизненной: имя сёстёр, стоявших у истоков реализма, известно всем ценителям мировой литературы и студентам филологических факультетов; по их произведениям и об их непростой жизни постоянно снимают фильмы с участием известнейших актёров, а их музей в Хауорте (этакий благословенный уголок среди вересковых пустошей!) и по сей день манит поклонников талантливых писательниц.

Лиля Брик и Эльза Триоле. Имя старшей сестры – богемной Лилички – известно нам со школьной скамьи: муза Маяковского,  скандальный любовный треугольник…  О ней ходили легенды как при жизни, так и после смерти. Одни восхищались ею: «являлась олицетворением женственности» (А. Дорийская), другие не находили в ней ничего красивого: «слишком большая голова, сутулая спина…» (Г.Катанян), а то и вовсе возмущались излишней любвеобильностью и раскрепощённостью знаменитой музы. Известная своим острым язычком Ахматова в своё время так высказалась о Лили: «Волосы крашеные и на истасканном лице наглые глаза». Впрочем, разговоры разговорами, но именно «невзрачная» Лиля Юрьевна удостоилась от красавца Маяковского таких строк:

Лиля Брик

Лиля Брик

За рыком,

 за ростом, взглянув,

 разглядела просто мальчика.

 Взяла,

 отобрала сердце

и просто

пошла играть -

как девочка мячиком.

Но Лиля была отнюдь не единственной femme fatale в своей семье: её младшая сестра Элла ничуть не уступала своей эффектной родственнице. Судьба Эллы Каган (таково имя Эльзы при рождении) не умещается в школьную программу, но от этого не становится менее интересной.  В 1918 году она вышла замуж за французского офицера и уехала в Париж. Она вдохновляла Ив Сен Лорана и Матисса, в неё был влюблён Шкловский, ей посвящал  стихи дадаист Луи Арагон (её второй супруг, между прочим).

Эльза Триоле

Эльза Триоле

Весь мир в тебе одной,

Как эта осень,

рыжей,

- не менее проникновенные строки, чем у Маяковского, не правда ли? А это Арагон написал после 20 лет их совместной жизни.

Кстати, с Маяковским первоначально познакомилась именно Элла Юрьевна, и у них тоже завязался роман,  коварно прерванный Лиличкой, с которой младшая сестра имела неосторожность познакомить своего избранника. Позднее она  так вспоминала о том периоде влюблённости в Маяковского: «И только он дал мне познать всю полноту любви. И физической – тоже».

Но Эльза была не просто музой и мемуаристкой, но и блестящей переводчицей, самобытной писательницей и даже… рукодельницей (в тяжёлые безденежные годы она мастерила недорогие ожерелья, которые с подачи корреспондента «Vogue» очень приглянулись ведущим модным домам). Кто из сестёр интереснее и ярче – решать вам, но ясно одно: Эльза Триоле не была в тени старшей сестры и сумела выстроить свою, абсолютно непохожую ни на кого биографию.

Сёстры Бэрри - настоящая находка для уха и глаза. Изящные еврейские красавицы Мина и Клэр покорили весь мир своими задорными песнями на идиш, английском, русском, румынском (и это далеко ещё не весь список языков). Их не слышал разве что ленивый. Песни в исполнении сестёр и по сей день охотно используются в фильмах и сериалах (современная киносага о Мишке Япончике тому пример). Видимо, этому способствует постоянно подогреваемый интерес к одесскому (а следовательно, и к еврейскому) колориту.

БэрриОднако наши героини не имеют никакого отношения к всеми любимому приморскому городу: сами они появились на свет в Нью-Йорке, а вот их отец был родом из Киева, с Подола (тот, кто хоть чуть-чуть разбирается в истории города, знает, что Подол – этакий брат-близнец одесской Молдаванки, с такой же пёстрой многошумной жизнью, которая просто не может не отпечататься на его жителях). Сёстры Бэрри (тогда ещё Мерна и Клара Бейгельман) рано научились петь, что совсем неудивительно: ведь в их доме постоянно звучало радио, транслировавшее песни на идиш.

В артистической  карьере будущих звёзд эстрады особую роль сыграла их мать Эстер, которая однажды решила устроить своих девочек на прослушивание в радиопередачу о талантливых детях. Предприятие имело успех. А дебютом Клэр, кстати, стала песня «Папиросн». Спустя год девочки уже вовсю участвовали в той самой радиопередаче и даже получали за каждое выступление по 5 долларов.  Вскоре юные дарования по достоинству оценил шоумен Эдди Селливан, и так сёстры Бейгельман превратились в Бэрри и заняли особое место на музыкальном олимпе. Разумеется, пройдя при этом достойную вокальную школу и обретя своё собственное звучание, ставшее настоящей отдушиной для всех ценителей еврейской культуры.

Сёстры Кутеповы - неотъемлемая часть золотого состава мастерской Петра Фоменко (а имя это – отнюдь не пустой звук для всех любителей театрального искусства с большой буквы). Они не мелькают в пустопорожних развлекательных шоу, не катаются на коньках, не пародируют звёзд, не ходят на митинги, не участвуют в массовке и всячески держатся той планки, заданной их Мастером. Эти рыжеволосые сёстры-близняшки Кутеповыорганично смотрятся как в классике (например, в чеховских «Трёх сёстрах»), так и в сложных модернистских и постмодернистских эксперементах Евгения Каменьковича, поставившего в своё время «Улисс» Джойса и «Самое важное»  — вариацию на тему романа «Венерин волос» Шишкина. Они могут быть простыми, наивными, кокетничающими, страстными, юными, старыми – любыми, абсолютно разными и сталкиваться при этом в одном и том же спектакле (как, например, в уже упомянутой постановке «Самое важное», имеющей невероятный успех у зрителей и идущей вот уже 7 лет при полном аншлаге).

Полина и Ксения родились в семье инженеров, не имеющих отношения к искусству; зато их старшая сестра Злата обожала театр и рано  сумела привить девочкам любовь к нему. Говорят, что на вступительном экзамене в ГИТИС (вопросов о том, куда идти учиться, разумеется, уже не возникало) Кутеповы вызвали недоумение у приёмной комиссии: похожи как две капли воды, читают Хармса… Но у Петра Наумовича Фоменко никаких сомнений насчёт сестёр-близняшек не возникло: так они стали неотъемлемой частью слаженной театральной команды, неподражаемым единым целым и при этом сохранили индивидуальность. В этом союзе нет соперничества и «более известной» персоны: в нём все равны и одинаково любимы. Редкая ситуация, не так ли?

А какие известные сёстры нравятся вам?

Валерия Мухоедова

woman on top

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии