Аполлинария Суслова: роковая муза

Август 26, 2013

Аполлинария Суслова: роковая муза

 Именно этой особе мы обязаны возникновению целой галереи женских образов у Достоевского. Настасья Филипповна из романа «Идиот», Полина из «Игрока», — как минимум в этих двух героинях мы без особого труда можем обнаружить черты Аполлинарии Сусловой. Биографы и историки культуры по сей день спорят об её вкладе в искусство, который,  положа руку на сердце, был действительно невелик. Рыхлые вторичные повести, заурядный дневник, — вот и всё, что осталось от этой женщины. Помимо, разумеется, её любовных похождений с Достоевским и скандального замужества с Розановым. Но это только с одной стороны. А с другой…

Её изображение прекрасно бы смотрелось на каком-нибудь старинном медальоне: молодая незнакомка с нежными чертами лица и аккуратно уложенными волосами, кротость во взгляде, изящество… Этакий ангел с винтажной открытки. Глядя на неё, сразу представляешь пышные балы, свечи в золотых канделябрах, богатые угощения, вальсы и другие атрибуты блистательного XIX века. Но не тут-то было: вместо шикарных зал были прокуренные студенческие коморки, революционные настроения, бравада цинизмом и бескомпромиссный отказ от прошлых традиций. Аполлинарии Сусловой досталась самая волнительная  и острая часть XIX столетия, и она являлась вполне характерной представительницей своего времени.

Современные феминистки легко признали бы в ней свою. Разумеется, ничего ангелоподобного в нашей героине и в помине не было. Увы, внешность обманчива (хоть с нами и не согласятся физиономисты): Аполлинария была порочна, капризна, взбалмошна, склонна к эпатажу, бурной театральности и скандальным выходкам. Переворачивать тонкими пальчиками книжные страницы, манерно наклонять вбок головку, щебетать по-французски, — это не про неё.  А вот ударить  почтенного профессора,  посмевшего высказаться об её красоте, подраться с провинциальной учительницей, приревновав к ней мужа, собраться зарезать неверного любовника, заскочив перед этим к Достоевскому, — в этом вся Аполлинария.  Кстати, свою женственность она ненавидела. А длинные волосы предпочитала стричь как можно короче.

…Аполлинария Суслова родилась в 1839 году в довольно незаурядной для своего времени семье. Во-первых, её отец Прокофий Григорьевич принадлежал к так называемым нижегородским раскольникам; во-вторых, он был 61672434_1279455560_dost40крепостным графа Шереметьева, но впоследствии выкупился, занялся торговлей, весьма преуспел в этом деле и стал фабрикантом. Разумеется, в связи с этим  у Суслова были свои особые взгляды на жизнь и воспитание дочерей (у Полины – так её называли все домашние  –  была  младшая сестра Надя). Никакого патриархального гнёта и диктата, только свобода выбора. Сёстры окончили пансион благородных девиц, после которого барышням того времени следовало бы выйти замуж и родить как минимум двоих крепких и румяных деток, но такие мещанские интересы Сусловых только раздражали.

Надежда мечтала стать врачом; что, конечно, абсолютно немыслимо для XIX века. А Полина находилась в поиске. Каких-то особых талантов у девушки не проявлялось, но было ясно одно: стряпня и ублажение мужа – это не её случай. Ещё не хватало  красавице Поленьке, папиной любимице, превратиться в отёкшую дебелую бабу с тремя орущими детьми наперевес (Суслова была этакой child-free своего времени). Но ей  повезло; для подобных настроений время было самое что ни на есть благодатное: расцвет студенческих кружков, революционные настроения… Так что Надежда и Полина органично вписались в общество молодых бунтарей, жаждущих свободы. Правда, как утверждают историки, Аполлинария была не то чтобы идейной: её скорее привлекали тусовка, общность, возможность блеснуть, быть этакой вишенкой на торте.

Но время шло: Надежда Суслова добилась возможности продолжить своё образование. Ей и ещё двум счастливицам было разрешено посещать лекции Сеченова и Боткина, а дальше – лучше:  девушка поступила в Цюрихский университет, блестяще сдала все экзамены и действительно стала первой в России женщиной-врачом (терапевтом и гинекологом). И замуж Надя всё-таки вышла – за талантливого врача Фёдора Эрисмана. А что же Поленька? До сестриной учёности ей было далеко; зато природа щедро наделила девушку красотой, которую она так публично ненавидела. Впрочем, Поленька научилась использовать этот дар-проклятие в своих корыстных целях. Суслова, не освоив ни одной профессии, решила стать femme fatale и сводить мужчин с ума, играя с ними, точно ребёнок с котятами. Что и говорить, в таком «мастерстве» Аполлинария Прокофьевна действительно преуспела. Но это было позже.

Роман с классиком

А в 1861 году юная и неопытная Поленька, не вкусившая ещё прелестей плотской любви, оказалась на публичной лекции известного писателя Достоевского. И влюбилась. Говорят, что Суслова написала ему пылкое письмо, чем Достоевский растопила лёд в сердце Фёдора Михайловича, который сразу, разумеется, Поленьку не приметил. И вообще – у него в тот период хватало проблем: больная жена, которая ему к тому же изменяла, трудности с деньгами. И тут юная красавица со своей восторженной любовью – как снег на голову. Чуть-чуть пометавшись, Фёдор Михайлович всё же предпочел новую пассию совести и семейной благопорядочности. Да и кто бы отказался: ему, стареющему писателю, уже 41, а его любимой Поленьке почти на 20 лет меньше. Оба охотно и самозабвенно кинулись в пучину страсти, но Аполлинария Прокофьевна, впервые познав радость плотских удовольствий, быстренько заскучала и больше спокойной идиллической жизни Достоевскому не давала. То настаивала на разводе с «этой чахоточной», то требовала уехать, то опубликовать свою слабенькую повесть «Покуда» на страницах журнала «Время»… И почти всё это Фёдор Михайлович послушно исполнял.

Меж тем аппетиты Поленьки, точь-в-точь как у той старухи из сказки Пушкина, росли не по дням, а по часам. В очередной раз поскандалив с возлюбленным, Суслова поехала в Париж одна.  Но Фёдор Михайлович не сильно расстроился, ведь он наивно полагал, что Поленька будет ждать его – своего первого и единственного мужчину. Но не тут-то было: раскрепощённая Аполлинария быстро нашла себе любовника во французской столице. Судьба Достоевского её не очень-то волновала в отличие от собственного чувственного опыта. Когда Фёдор Михайлович всё-таки приехал к своей возлюбленной, то был немало удивлён и расстроен её холодностью. Впрочем, тогда же Полина показала новую грань своего характера – тягу к театральности. Она разыграла для Достоевского целый спектакль: пришла к нему с ножом перед тем, как якобы отправиться к своему неверному любовнику Сальватору и заколоть его. Достоевский, несмотря на ущемлённое самолюбие, уговорил Поленьку оставить эту нелепую затею и в качестве альтернативы отправиться с ним в Германию. Суслова, разумеется, согласилась. Правда, в путешествии они с Фёдором Михайловичем окончательно рассорились и расстались. И замуж за Достоевского строптивая Поленька не пошла, хоть он и звал, закрыв глаза на её измену.

«Аполлинария — больная эгоистка. Эгоизм и самолюбие в ней колоссальны. Она требует от людей всего, всех совершенств, не прощает ни единого несовершенства», — говорил о ней Достоевский.

Кстати, несмотря на разрыв, Полина всё равно до конца не исчезла из жизни Фёдора Михайловича; вот, например, написала ему письмо, когда он был в свадебном путешествии (чем, разумеется, немало попортила кровь Анне Григорьевне Сниткиной, всецело растворённой в любимом супруге).

Попытка новой жизни и замужество

В 30 лет Полина решила оставить прежнюю жизнь и отправилась в глухое село под Тамбовом, где тогда жили её родители. Но уединение и аскеза не очень-то устраивали нашу femme fatale. Ей хотелось ещё не раз сыграть эффектную роль  в каком-нибудь спектакле.

РозановИ судьба подарила ей юного гимназиста – будущего известного философа – Василия Розанова, который был младше Сусловой на 16 лет. Это он позже будет называть её не иначе как «суслиха», усомнится в её умственных способностях и напишет: «…в России она любила только аристократическое, традиции и трон». А тогда он фатально влюблён и очарован «следами её былой красоты».  А некоторые говорили, что Розанову к тому же льстило, что его жена была музой самого Достоевского (странное мнение, и всё же).

Будь на её месте кто-нибудь другой, то логично было бы успокоиться, но Суслова осталась верна себе. Никакой там духовной деградации в духе чеховских героинь («подурнела, постарела») и растворённости в супружеской жизни. Бедному Василию пришлось очень несладко; посудите сами: выносить скандальные выходки жены и постоянное унижение — да ещё и в крохотном провинциальном городе!  Взбалмошная Аполлинария устраивала публичные сцены ревности, набрасываясь с кулаками на бедную коллегу мужа по гимназии, но сама отнюдь не избегала чувственных удовольствий на стороне. Суслова изменяла мужу со всеми его знакомыми. А на отказавшего ей студента написала кляузу от имени самого Розанова. Василий Васильевич стоически терпел, плакал, валялся в ногах у неверной жены, но, в конце концов, решил развестись с Аполлинарией. Он встретил другую женщину – покорную и скромную Варвару Дмитриевну, будущую мать своих детей и прекрасную супругу. Но не тут-то было: коварная Суслова на протяжении 20 лет не давала Розанову развода, принося этим его семье многочисленные неудобства. Зачем? Об этом не знает никто. Но, наверное, и не могла иначе эта взбалмошная женщина.

Тяга мужчин к ней иррациональна. Ведь кто же открыто признается, что любит типаж истеричных неверных скандалисток? Впрочем, никто не станет отрицать тягу людей  к тёмным сторонам жизни, непонятному и противоположному. Вот, например, аккуратист и педант Блок выбирал для своих вечерне-ночных возлияний самые грязные и дешёвые кабаки – с липкими столами,  нищими пьяницами и разгульными девицами. Что хотел там обнаружить блестяще образованный поэт, воспевавший Прекрасную Даму? Увы, об этом не знает никто.

Что находили мужчины в Аполлинарии Сусловой? Пожалуй, наиболее исчерпывающе её охарактеризовал именно бывший супруг: «С ней было трудно, но её было невозможно забыть».

Сёстры Сусловы на старости лет жили на южном берегу Крыма.

Обе умерли в один год – 1918.

У Аполлинарии была воспитанница, которая утонула при невыясненных обстоятельствах.

В сериале «Достоевский» Владимира Хотиненко Суслову сыграла актриса Ольга Смирнова. Её образ вызвал неоднозначные оценки у критиков. Одни говорят о стопроцентном попадании, другие указывают на нестыковку: героиня Смирновой получилась уж очень раскрепощённой для целомудренной 21-летней девушки.

 

Валерия Мухоедова

woman on top

Комментарии