Блеск и нищета Юлии Самойловой

Август 19, 2013

Блеск и нищета Юлии Самойловой

Юлия Павловна Самойлова  — первая петербургская красавица, законодательница мод, великая муза живописца Карла Брюллова, запечатлённая на его картине «Последний день Помпеи» как минимум трижды, свободолюбивая графиня, принадлежавшая к сливкам общества. Её всегда окружали лучшие люди: что в Италии, что в родной Северной Пальмире. Мужчины при виде неё теряли голову и были способны на любые безрассудства. Поговаривали, что некий молодой корнет, отвергнутый блистательной графиней, покончил жизнь самоубийством. Сплетни вокруг неё не стихали на протяжении всей жизни. Особенно, конечно, в нашем отечестве: уж больно экзотической  и темпераментной для северных широт была эта красавица. Райская пташка, изнеженная орхидея: она была как будто создана для жизни на берегах Адриатики. Осиная талия, изящные ножки, пышные локоны – точь-в-точь гроздья винограда, грация и аристократизм…

Графиня Самойлова, на первый взгляд, имела  всё, чтобы быть счастливой: богатство, признание, влияние в обществе… Но умерла она в одиночестве и бедности, в то время как её приёмные дочери  через суд пытались отнять у матери последние деньги. Однако обо всём по порядку.

 Юлия Павловна Пален родилась в семье генерала Павла Палена, сына основного участника дворцового переворота 1801 года, и Марии Скавронской, дочери Павла Скавронского, известного камергера, большого оригинала, неистового ценителя музыки  и российского посланника при неаполитанском дворе. Кстати, будущая модница и первая красавица появилась на свет не в шикарном дворце, а в простой русской избе. Дело в том, что её мать Мария Павловна была вынуждена оставить блистательную столичную жизнь и отправилась вслед за мужем, командовавшим тогда Изюмским гусарским полком. Но бесконечные скитания вскоре наскучили молодой ценительнице роскоши, родственнице самой Екатерины I,  поэтому  уже спустя год после рождения дочери супруги развелись. Мария Павловна вышла замуж за другого генерала – Адама Петровича Пожарского и вскоре уехала в Париж, а вот Павел Петрович был женат ещё дважды и оставил после себя пятерых детей, помимо самой Юлии. Пожалуй, её родители были больше увлечены собственной личной жизнью, чем воспитанием дочери; зато бабушка Екатерина Васильевна и дед Юлий Литта души не чаяли в любимой внучке.

Самойлов

Николай Самойлов

В 22 года Юлия Павловна, которая была тогда фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны, вышла замуж за Николая Александровича Самойлова,  молодого графа и своего троюродного дядю.  С картин Соколова и Митуара на нас смотрит статный красавец: тёмные кудри, правильные черты лица. Казалось бы, с Юлией они составили идеальную пару, но… Во-первых, Николай Александрович был влюблён в другую красавицу – Александру Римскую-Корсакову (кстати, к ней, как и к Самойловой, был неравнодушен Пушкин), а, во-вторых, Самойлов всегда был склонен к кутежу и азартным играм. И хоть формально он подчинился воле собственной матери и женился на самой завидной невесте Петербурга, но о том, чтобы остепениться, не было и речи. Молодой красавец без зазрения совести проматывал состояние жены. Так что брак, благословлённый самим Александром I, быстро дал трещину. После бурных скандалов супруги развелись, а приданое Николаю Александровичу всё же пришлось вернуть.

Благословенная Италия и долгожданная любовь

После шумного разрыва с мужем Юлия Павловна решила отправиться в солнечную Италию, подальше от слухов и возмущённых перешёптываний. Там вокруг неё быстро собрались самые образованные и интересные люди, в основном талантливые композиторы: Беллини, Доницетти, Пачини, Россини. Скучать нашей героине не приходилось: она везде была в центре внимания.

Брюллов

Карл Брюллов. Автопортрет

Тогда же, в 1827 году, произошло ещё одно знаменательное событие в жизни графини: в салоне знаменитой светской львицы Зинаиды Волконской она познакомилась с молодым и талантливым живописцем Брюлловым. Говорят, перед этой встречей князь Гагарин предупреждал Карла Павловича: «Бойтесь её, Карл! Эта женщина непохожа на других. Она меняет не только привязанности, но и дворцы, в которых живёт. Но я согласен, и согласитесь вы, что от неё можно сойти с ума». Разумеется, все увещевания были тщетны: от чар красавицы Самойловой не существовало противоядия.  Брюллов быстро потерял голову, да и сама графиня не осталась к нему равнодушной. Надо сказать, что темпераменты у этих незаурядных личностей были практически идентичны.

Графиня Самойлова и Брюллов погрузились в свои новые страстные отношения: они романтически прогуливались по развалинам Помпеи, много путешествовали, ходили на светские рауты, нисколько не тревожась об условностях общественной морали. Юлия Павловна стала главной музой художника, она вдохновляла его на написание своих лучших полотен. Карл Павлович всегда пытался изобразить свою Юлию во всей красе, до последнего тончайшего кружева на её платье: пышные наряды, изящество, гибкость, нежная улыбка…  Впрочем, и сама графиня в долгу не оставалась и нисколько не стеснялась в выражении своих чувств к художнику. «Люблю тебя более, чем изъяснить умею, обнимаю тебя и до гроба буду душевно тебе привержена», – писала она.

Возвращение в Петербург

В 1829 году скончалась бабушка Юлии – Екатерина Васильевна, поэтому графиня вынуждена была вернуться на берега Невы. В наследство ей досталась шикарная усадьба Скавронских – Графская Славянка, которая тут же стала средоточием всей богемной жизни Петербурга. Отец Пушкина, бывавший на даче у Самойловой, был Последний день Помпеи1поражен её величием, богатством красок и пышным убранством. Юлия Павловна любила устраивать там шумные вечера с экстравагантными выходками, неизменно будоражившими петербургскую общественность. Носила мужскую шляпу, ходила с трубкой в зубах…

Естественно, подобные эскапады не остались незамеченными государем. Николай I решил схитрить и предложил Юлии Павловне продать своё имение. Ей ничего не оставалось, как дать своё согласие, но отказываться от любимых привычек находчивая графиня не собиралась. Так что теперь её многочисленные знакомые стали собираться на безлюдном в то время Елагином острове. Но вскоре Юлия Павловна вновь уехала в свою любимую Италию. Отныне она возвращалась в Россию только по делам наследства.

Её родные пытались помирить графиню с бывшим супругом, но накануне их встречи Николай Самойлов неожиданно скончался в возрасте 42 лет. После этого Юлия окончательно перебралась в Италию.

Новая встреча и окончательный разрыв

А что же Брюллов? Художник тоже вернулся в Россию, занял преподавательскую должность, женился… Но счастье было недолгим. Вскоре он был вынужден развестись со своей молодой женой – рижанкой Эмилией Тимм, будущей ученицей самого Шопена. Эта юная миловидная красавица, с виду – сама невинность, оказалась замешанной в очень непростой и скандальной истории. Говорят, что она была развращена собственным отцом и даже после свадьбы их порочная связь не оборвалась. Нетрудно догадаться, какие эмоции испытывал Карл Павлович: его новая любимая муза – и так низко пасть!  А сколько толков было вокруг! Сколько гнусных замечаний в адрес самого Брюллова!

Последний день Помпеи2

И единственной, кто тогда поддержал художника, была именно Юлия. Она, как никто другой, понимала его положение. Они вновь сошлись. И это событие стало для Брюллова настоящим бальзамом на душу: мягкий средиземноморский климат, великие произведения искусства, лучшие люди отечества  и среди них настоящий бриллиант – его Юлия. Но им не суждено было вместе: в 1845 году Самойлова решила окончательно разойтись со своим «Бришкой»  – так ласково называла его графиня.

Неудачи в любви и последние годы

ВсадницаСпустя год Юлия по воле случая встретила новую любовь. Её карета потерпела крушение в каком-то итальянском городке, поэтому наша героиня вынуждена была там задержаться. От скуки  она пошла в оперу, где услышала пение молодого красавца Пери, итальянского тенора. Юлия была сражена наповал. Она не просто влюбилась в Пери, но и вышла за него замуж. Самойлова в очередной раз закрыла глаза на условности и рамки общества, но на этот раз она жестоко поплатилась за это: Юлия Павловна лишилась своего графского титула и была вынуждена продать своё имущество в России.

Увы, и её личное счастье было коротким: в том же году молодой супруг Самойловой умер от чахотки…

Юлия вышла замуж и в третий раз, но уже только для того чтобы купить себе потерянный графский титул. Тогда ей было 60, и жизнь отмерила ей ещё 12 лет, но никаких блистательных событий в тот период уже не происходило. Юлия Павловна была вынуждена  выплачивать своему фиктивному супругу огромное состояние, поэтому к концу жизни она практически разорилась.

Вот так сложилась судьба прекрасной графини, будоражившей умы мужчин всех возрастов и национальностей. В её жизни были головокружительные взлёты и сокрушительные падения, но факт остаётся фактом: Юлия Самойлова навсегда вошла в историю как сильная и незаурядная личность своей эпохи….

* У Юлии Самойловой было 2 приёмных дочери: Амацилия и Джованина. По некоторым данным, они были детьми композитора Пачини. По другим – старшая, Джованина, была дочерью сестры Пери.

* Юлия Павловна умерла в Париже и была похоронена на знаменитом кладбище Пер-Лашез вместе со своим вторым супругом.

* Жизни графини Самойловой посвящена книга Валентина Пикуля «Удаляющаяся с бала».

* От прекрасной дачи Савронских под Павловском остались только развалины. В 2012 году эта территория была выкуплена для строительства гостиницы.

Валерия Мухоедова

woman on top 

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии