Елена Игнатьева: «Свое дело — как ребенок»

Ноябрь 18, 2013

Елена Игнатьева: «Свое дело — как ребенок»

Наша новая героиня Елена Игнатьева призналась в интервью, что у нее аналитический склад ума. При этом Елена – не обычный предприниматель, который считает цифры. Она – совладелица детского сада Kid’s Estate, где малыши не только хорошо проводят время, но и изучают иностранные языки. Дети – тонкие натуры, работать с ними непросто, потому что они остро чувствуют человека. С первых минут моего пребывания в уютном особняке в центре Москвы, где расположен клуб, меня не отставала мысль «Как здесь уютно! Эх, где мои 4 годика?». И это все – заслуга профессионального коллектива. Известная мудрость гласит:  дорогу осилит идущий. В одной из больших комнат этого чудесного садика, сидя на забавных маленьких стульчиках,  я поговорила с Еленой Игнатьевой о детях и их воспитании. В итоге получился разговор о преодолевании  трудностей, жизненной математике и, конечно, любви, которая помогает осилить любую дорогу.

Досье:

Елена Игнатьева

28.08.1971: родилась в Ростове-на-Дону

1991 год: начало работы в коммерческом банке

1993 год:  окончила с красным дипломом экономического факультета (отделение политэкономии)  Ростовского Государственного университета

1994 год: стажировка в США по программе для малого и среднего бизнеса

1995-1996 годы: обучение в London School of Economics

1996-2000 годы: работа в Brunswick и Credit Suisse First Boston

2000 год: рождение первого ребенка и уход из банка

2003 год: создание детского клуба Kid’s Estate

-  Елена, расскажите, как родилась идея создания Kid’s Estate?

- Сад — это не мечта моей жизни и не то, к чему я стремилась. Просто так получилось. Сейчас удивляюсь: именно в детском саду я проработала больше времени, чем где-либо еще. С первого дня  Kid’s Estate создан в партнерстве с моей подругой  — Юлией Зелигман. Мы с Юлей пришли в  детское образование, не будучи специалистами в этой сфере. Юля тоже окончила LSE,  увлекалась языками и поддержала идею организовать что-то для своих детей. Поэтому нам пришлось очень многому учиться  по мере работы в детском саду и по мере того, как росли наши собственные дети. Сейчас их, к слову, у Юли трое, у меня — двое.

Игнатьева10 лет назад, когда сыну исполнилось 3 года, стало ясно, что он из тех детей, которых называют «с особенностями развития». Он  не был желанным ребенком ни для одного детского коллектива. И тогда я решила создать детский клуб для моего сына. Так осенью 2003 года появился  Kid’s Estate.  Сначала мой уход,  по сути, в никуда, многие не приняли всерьез.  Трудно было понять, как можно уйти из одного из крупнейших международных банков в частный бизнес.  На этом пути меня всегда поддерживали близкие люди:  муж, Юля, члены нашей команды.

В этом году осенью Kid’s Estate исполняется 10 лет.  Мой сын, благодаря которому появился наш сад, учится в 8 классе, опровергая все прогнозы маститых специалистов по поводу его «необучаемости».  Благодаря ему я прошла непростой и захватывающий путь духовного самопознания. Раньше часто спрашивала себя: «Чем бы я занималась, если бы не мой ребенок?» Сейчас не спрашиваю, потому что уже знаю ответ.   Это как в фильме «Красотка»: «он спас ее, а в ответ — она спасла его». Все в жизни неслучайно и надо просто понимать, что все вопросы, проблемы и трудности даны нам для чего-то. Эта мысль стала своего рода девизом для меня, который мне очень помогает, когда случаются сложные моменты в жизни. Kids’ Estate превратился в большой полноценный сад, вмещающий более 60 детей, а если считать вместе с дополнительными услугами, — то более 80. Обучение и развитие детей здесь ведется  на русском и английском языках. У нас работает интернациональный состав педагогов. Среди наших воспитанников только в этом году дети более 10 национальностей, говорящие на 8 языках.

-  Мне кажется, что в России много проектов, открытых по принципу «потому что этого нет вообще» или потому что существующее не соответствует качеству.

- Ну, не то чтобы, нет. Получилось так, что пришлось долгое время искать детский сад для старшего сына. Попытки были неудачными. Приходишь в учреждение и понимаешь: ребенка здесь не ждут. В силу моего характера, я не могла с этим согласиться. Так появилась идея сделать детский клуб. Поэтому  с первого дня существования  нашего клуба одно из  наших главных правил гласит: для нас нет нежеланных или неудобных детей. Мы работаем со всеми, за исключением сложных психических нарушений. Работаем с гиперактивными детишками, легкими формами аутизма,  различными физическими ограничениями. В прошлом году к нам в сад пришла девочка, которая из-за серьезной родовой травмы была ограничена в движении. До пяти лет  перенесла десятки операций на позвоночник, очень поздно начала  ходить. У нас она начала даже каратэ заниматься! Язык – тоже не преграда. У нас были и грузины, и китайцы, и европейцы, которые не говорили по-русски. Для нашего коллектива это вызов: а как получится? Был китайский мальчик, кстати, проходил к нам 1,5 года, все его помнят. Нет, на его языке у нас никто не заговорил (улыбается), но минимальный словарный запас воспитателям пришлось запомнить.

Игнатьева3- Вы сказали, что сменили работу в банке на совершенно другую сферу. Чему  вам пришлось научиться ради нового дела?

- Это скорее относится к некоторым чертам характера. Училась и учусь. Например, терпению. Не самое мое сильное качество: по натуре я горячий, порывистый человек. А ждать, понимать, что каждый имеет право быть таким, какой он есть – это самое сложное.  Продолжаю учиться этому по сей день. Звучит банально, но я научилась любить. Любовь – вроде простое слово, но на самом деле это не так легко. Нам всем нужно научиться любить своих детей и принимать их такими, какими они есть: закрытыми и общительными, активными и спокойными,  талантливыми и не очень, сложными,  порой  непонятными и даже странными.  Это и делает нас настоящими родителями.

Частный бизнес, особенно малый бизнес, особенно в сфере услуг,  учит ответственности. Вначале  у тебя работает 10 человек, потом 20, потом 30… Ты отвечаешь не только за детей, но и за свой коллектив. Нельзя просто взять и бросить начатое дело, потому что надоело.  Нельзя делать свою работу плохо, особенно, когда тебе доверяют чужих детей. На определенном этапе у меня возник внутренний конфликт. Достаточно быстро стало понятно, что  среди большинства родителей существует четкий социальный запрос: обучать детей с раннего детства. Но ведь человеческая  жизнь — это длинная дистанция, которая не ограничивается детским садом.

Некоторые дети начинают читать в 3 года, а другие — в 6. Ну и что? У каждого свой темп  развития и свое время  на созревание. Важно это всегда помнить и уметь донести до требовательного родителя. При этом мы должны понимать, каковы особенности развития дошкольника, какие объективные задачи стоят перед ребенком в этом возрасте (не путать с теми задачами, которые ставятся родителями!) и еще очень важно  помочь ребенку сохранить здоровье.  Если все силы направлять только на развитие интеллекта, то откуда тогда взять  силы на что-то другое?  Этот внутренний конфликт  возник тогда, когда мы только-только завоевывали место на рынке и не могли игнорировать социальный запрос со стороны непосредственных потребителей. И получилось так, что мое личное мнение, сформированное в ходе жизненного опыта, противоречило тому, что от нас хотели родители. Коллектив тоже не всегда меня поддерживал.  В тот период мы старались объяснять, лично беседовать с родителями, искать компромисс. Это ответственность. Ты можешь, конечно, сделать то, о чем тебя просят и получить деньги. Но стоит ли это денег, если  противоречит твоим убеждениям?

Сейчас у меня внутреннего конфликта нет. Да, у нас в саду большая нагрузка, просто потому, что развитие детей происходит на двух языках.  Но мы не допускаем перегрузок.  Все, что мы делаем, должно  быть очень  продумано, выверено.

Игнатьева5

- Говорят, что сначала ты работаешь на имя, а потом уже – имя работает на тебя. Какой период у вас занял процесс перехода из одного состояния в другое?

- Честно говоря, не задумывалась над этим.  Три года назад, когда мы переезжали на новое место, была мысль — поменять название. Но не стали.  Работает репутация, имя. Сейчас основная реклама – это « сарафанное» радио. Когда приводят вторых, третьих детишек – это очень приятно, это  как признание. Значит то, что мы делаем, мы делаем хорошо.  Сначала мы старались создать услугу и завоевать место на рынке. Потом мы работали на имидж. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы структурировать бизнес. У нас увеличивается коллектив, количество  детей, ассортимент услуг.  Мне, как человеку с экономическим образованием, интересно превратить это все в отлаженную четкую структуру.

- Со стороны кажется, что организовать свое дело трудно: пугают бюрократические стены, обилие бумаг. С какими проблемами столкнулись вы при открытии частного детского сада?

- Все получалось, даже не знаю почему.  Наш клуб  семь лет «жил»  в одном помещении – в  Доходном доме правительства Москвы. А потом переехал в большой  особняк в Гранатном переулке. Мы активно помещение тогда не искали. Все было примерно так: в дверь моей квартиры позвонили и спросили: «Вы ищете помещение для детского сада?». Увидев это здание с прекрасным двором, отказаться от него было невозможно.  Но как его освоить, мы не представляли, просто интуитивно чувствовали, что у нас получится. Страха не было. Оглядываясь назад, думаю, как можно было за три года получить лицензии, утроить оборот,  приобрести «своих» родителей?   Конечно, есть моменты, когда появляется очень-очень  много работы. Мы, как любое предприятие, сталкиваемся с необходимостью получать заключения,  разрешения, лицензии от всевозможных инстанций.  Но, чтобы  это было связано с огромными трудностями или «палками в колеса», – такого не было. Может быть, нам многое, на первый взгляд, легко удается, потому что я живу по принципу: проблем нет, есть задачи, которые необходимо решить.

Так получилось, что в первую половину своей жизни я с легкостью выигрывала  всевозможные конкурсы, получала  разные стипендии и гранды, с успехом строила карьеру. Все получалось  играючи. Спасибо родителям за мою целеустремленность. По структуре ума  я – аналитик. Для меня важно, когда все под контролем, когда все логично, одно вытекает из другого. Мой старший сын научил меня понимать, что есть вещи, которые даются тяжелым трудом.  И главное: логика не всегда работает, полезно жить сердцем и интуицией.  В садике это очень помогает. К слову, мой младший сын – тоже мой учитель   Он учит меня  радости и легкости.  Если я на него сержусь, даже ничего не говоря (он  — большой проказник и фантазер — поводы дает часто), он смотрит мне в глаза и просит: «Мамочка, не смотри на меня так, смотри на меня с улыбкой»…

Игнатьева4

- Самое приятное в вашей работе?

- Я предоставлена самой себе. Сейчас уже не могу представить себя, работающей на кого-то или в большой системе.  Тогда давно я где-то очень в глубине души горевала, уходя из банка…  Как ни смешно сейчас это звучит, скучала по дресс-коду, мои офисные костюмы без дела висели в шкафу. Прийти в них в детский клуб было бы немного нелепо. Сейчас же – приятно осознавать, что в тот момент мне хватило смелости и решительности, и что сейчас есть Kid’s Estate.

Еще очень приятно видеть результаты твоего труда. Мы никогда не ставили  планок стать лучше других, но при этом всегда были очень требовательны к себе. И вот в какой-то момент начинаешь осознавать, что то, что ты делаешь  -  хорошо. Наши выпускники  многое умеют. Они внимательные, любознательные, хорошо говорят по-английски, умеют  держать себя в руках. И при этом они очень свободные. Дети ходят в наш детский сад с удовольствием, заводят друзей.  Родители тоже начинают общаться между собой, дружить.

Праздники – отдельная история. Они проходят очень душевно!  В прошлом году был фантастический выпускной. Очень здорово видеть  радость, благодарность  и слезы родителей. Мы работаем ради таких минут.  Родители ушедших детей  подарили нам большое количество подарков.  Значит, им хочется, чтобы, несмотря на то, что они ушли, садик был.

Приятно, что за 10 лет работы я стала  оперировать педагогическими терминами, хотя у меня  экономическое образование, и я всегда помню, что, прежде всего, я администратор, а совсем не педагог.

- Сейчас я снова вспоминаю свой муниципальный детский сад, в котором ничего этого не было. Нас всех стригли под одну гребенку. И я до сих пор с ужасом думаю о тех двух годах. Можно ли воспитать в городском учреждении гармоничного ребенка?  Сколько у нас разных детей, которым воспитатели и родители не уделили должного внимания… ?

- Думаю,  что хорошо воспитать ребенка можно везде.  И везде есть хорошие  педагоги и не очень. Очень важный педагогический принцип: нужно всегда ставить перед ребенком задачу в зоне его ближайшего развития. Любое задание должно быть трудным ровно настолько, чтобы ребенок, приложив посильные усилия, смог его решить сам или с помощью  взрослого. Если маленький человек понимает «я не могу», он может развернуться и уйти. А это способствует формированию  его отношения к большим проблемам в будущем.

Игнатьева6

Правильно поставить задачу перед ребенком – огромное дело. В этом случае он научится  решать любые вопросы, вырастет уверенным  в себе. Думаю, это по силам хорошим педагогам и в частном, и в муниципальном саду. Мне сложно сравнивать две системы. Не все имеют возможность отдать ребенка в частное заведение,  и это не должно стать приговором. Я  слышала много хороших отзывов  о государственных садах и  школах.

- С чем связываете увеличение числа частных детских школ и садов?

-  Непростой вопрос. С уверенностью могу говорить только о моих личных мотивах, а почему в эту сферу идут другие — могу только порассуждать.  Если говорить о дошкольных заведениях, чаще всего клубах, то, возможно, это попытки мам что-то сделать самим для своих детей или просто желание погрузиться в эту тему, пока у тебя маленькие дети.  Наверняка, есть и другие мотивы. Со школами все сложнее. Я бы, наверное,  никогда не взялась за организацию школы.

- Создать свое дело с нуля  - большой риск. Но, наверняка, среди наших читательниц есть те, кто задумывается над этим. Что вы можете им посоветовать?

- Нужно иметь четкий бизнес-план и понимать, из чего  будут формироваться доходы.  И иметь что-то в запасе, на случай, если развитие пойдет по наихудшему сценарию. Важно знать законодательство, регулирующее область бизнеса, куда  вы собираетесь прийти. Бояться искусственных препон и шпилек – не нужно.  Но помните, потом не получится все взять и бросить, даже если надоест, потому что это будет ВАШИМ делом. Как там в фильме? «Ребенок – это  как татуировка на лбу». В бизнесе также. Свое дело -  оно как ребенок.

 Беседовала Екатерина Гаранина 

woman on top

Комментарии