Успешные с детства: девочки-вундеркинды

Декабрь 17, 2013

Успешные с детства: девочки-вундеркинды

Дети-индиго, вундеркинды, дети-звёзды —  перечисленными терминами уже никого не удивишь; это благодатная почва для телевизионных дискуссий и статей всех категорий — от жёлтой прессы до научных трактатов.  Действительно, многие известные личности «стартовали» рано. Донна Тартт, автор культового бестселлера «Тайная история», опубликовала своё первое произведение в 13 лет. Кумир современной молодёжи Вера Полозкова выпустила свою дебютную книгу в 15. В кинематографе примеров ещё больше: стоит хотя бы вспомнить Дрю Бэрримор, Натали Портман, Кристину Ричи и Кирстен Данст. Что интересно, все они не растеряли своей популярности и по сей день. Но так ли радужно складывается судьба всех тех, кто в нежном возрасте засветился на экранах телевизоров? Чей литературный или музыкальный талант вызывал оторопь взрослых? Редакция Woman on top отобрала 4 фигуры, чьи судьбы показались нам наиболее интересными.

Мария Башкирцева —  эта русская художница,  родившаяся в 1858 году, разумеется,  была далека от популярных клише об одарённых детях; но если бы она была нашей с вами современницей, то термин «вундеркинд» стал бы для неё наиболее подходящим. «Мне тринадцать лет, если я буду терять время, то что из меня выйдет?» — писала рассудительная Мари. Она знала 4 современных и 2 древних языка, играла на арфе, гитаре, мандолине и рояле; у неё был голос редкой красоты и удивительная живописная манера, восхищавшая даже самых взыскательных знатоков искусства. Юная Башкирцева переписывалась с самим Ги де Мопассаном, а  её дневник, который Мари вела с 12 лет и до самой смерти, был переведён на все европейские языки и вдохновил Марину Цветаеву на написание сборника «Вечерний альбом». Мария Башкирцева стала первой русской художницей, чьи работы приобрёл Лувр. Вот, казалось бы, все элементы паззла под названием «успех». Жизнь на шикарной вилле в Ницце, учёба в Париже — в частной академии живописи Рудольфа Жулиана.  Многочисленные выставки. Ей как будто всё давалось легко и молниеносно.

Башкирцева Но, увы: жизнь Марии была короткой; она не прожила и 25 лет. В 16 девушка заболела туберкулёзом, из-за болезни начала глохнуть и к 18 годам потеряла свой уникальный голос. Однако Мария не отчаялась: теперь она отдавала всё своё свободное время занятиям живописью. Девушка работала по 13 часов в сутки и в изнеможении засыпала перед мольбертом. Вот и вторая, тяжёлая сторона жизни юной Мари.  К слову,  и не все отзывы о ней были одинаково восторженными; многие корифеи русской литературы считали Башкирцеву заносчивой, бесталанной и малопривлекательной фигурой (подобного мнения придерживались Лев Толстой и Иван Бунин; который, впрочем, со временем изменил свою точку зрения).

Девушка действительно хотела быть исключительной и всячески подчёркивала это: «Да, несомненно, мое желание, хотя и не надежда, остаться на земле во что бы то ни стало. Если я умру молодой, я надеюсь остаться в памяти людей, как великая художница, но если я умру молодой, я хотела бы издать свой дневник, который не может не быть интересен». Что это — самонадеянность? Аристократическая надменность? Юношеский максимализм? Но факт остаётся фактом: картины молодой художницы по-прежнему высоко ценятся знатоками искусства.

Надя Рушева — эта трогательная художница прожила всего 17 лет, но за эти годы она достигла небывалой по советским меркам популярности. Её первая выставка состоялась, когда девочка училась в 5 классе. Впрочем, Надя была далека от звёздной болезни: на открытии она скромно сидела в уголке и играла с куклой. Да и после  девочка не стремилась  к всеобщему обожанию. Больше всего юная Надя любила уроки литературы, сказки Пушкина, античные мифы и город-герой Ленинград, в котором не расставалась с блокнотом.  Она и сама как будто была ожившей иллюстрацией.  «Я живу жизнью тех, кого рисую»,  — говорила Надя. Маленький принц с розой,  крохотный кентавр, толстогубый Пьер Безухов, изящно наклонившая головку Наталья Николаевна Гончарова… Она не любила рисовать с натуры. Надя брала образы из своего воображения и вдыхала в них жизнь на бумаге. «Я их заранее вижу… Они проступают на бумаге, как водяные знаки, и мне остается их чем-нибудь обвести», — говорила юная художница.

Nadya_RushevaЗа свою короткую жизнь девочка создала около 10 тысяч рисунков.  Надя стала первым иллюстратором романа «Мастер и Маргарита» и её стопроцентное попадание в образы отметила сама вдова писателя — Елена Сергеевна Булгакова. Увы, их встрече так и не суждено было состояться. Вскоре после смерти Нади ушла из жизни и сама Елена Сергеевна, мечтавшая издать «Мастера и Маргариту» именно с рисунками Рушевой.

Надя собиралась поступать во ВГИК на мультипликатора вопреки воле родителей, хотевших, чтобы дочь выбрала полиграфическую стезю. Талантливую девочку собирались принять без экзаменов, но все эти планы, к сожалению, не сбылись.  В 1969 году Надя скоропостижно скончалась от врождённой аневризмы сосудов головного мозга.

Кто знает, как сложилась бы судьба юной художницы? Может быть, её ждала участь гениального мультипликатора? Обладателя многочисленных государственных премий  и владельца персональной галереи  в самом сердце Москвы? Или наоборот  — разочарование в творчестве и забвение? К сожалению, жизнь Нади Рушевой оборвалась слишком рано и нам не дано узнать ответы на все эти вопросы.

Ника Турбина — девочка-сенсация, советский вундеркинд, 10-летняя поэтесса, чья первая книга вышла 30-тысячным тиражом и была переведена на 12 языков. Её помещали на первые полосы известных газет, о ней говорили с придыханием; такая маленькая, а какая серьёзная! «Болен мир болезнью чёрной: иль проказой, иль чумой», — согласитесь, нетипичные строки для ребёнка, живущего в рафинированном мире детской спальни, среди плюшевых зайцев, хрупких музыкальных шкатулок, карамельных петушков на палочке и голубоглазых кукол с изогнутыми ресницами. В её поэзии не было места простым радостям 10-летних девочек;  поэтому Ника почти без труда стала своей среди взрослых. Она не стеснялась камеры, охотно позировала фотографам, отвечала на вопросы и легко могла поставить на место любого журналиста, если вдруг его слова были ей не по нраву.  В кругу почитателей юной ялтинской поэтессы были Юлиан Семёнов, Елена Камбурова и другие знаменитости.  Мир большой поэзии, не ограниченный узким и затхлым пространством дилетантского литературного кружка, девочке открыл сам Евгений Евтушенко. 10-летняя Ника как будто оказалась в сказке: она побывала на международном поэтическом фестивале в Венеции, где получила Золотого льва.  (Не каждый день юные русские поэтессы получают такие награды, не правда ли?) Затем последовала поездка в США, где талантливая девочка познакомилась с Иосифом Бродским (и ничего, что поэт уделил ей всего 20 минут; многие тогда готовы были отдать всё хотя бы за секунду его внимания). Но время шло; из не по годам взрослой девочки с цветаевско-ахмадулинскими экзальтированными интонациями и трогательной родинкой над верхней губой выросла красивая статная девушка, к которой, однако, уже не приходили божественные рифмы.

Ника ТурбинаВ разгар перестройки Ника снялась в фильме ленинградского режиссёра Аян Шахмалиевой «Это было у моря». Разумеется, об этой картине с  идиллическим названием из стихотворения Игоря Северянина и чернушно-гнилостной начинкой редко говорят; о ней вспоминают лишь в модном нынче пророческом контексте: мол, уже там героиня Ники, воспитанница специнтерната Светка, балансировала на грани и стояла на подоконнике перед решающим прыжком…. Так или иначе, карьера Ники как актрисы тоже не сложилась, хотя через несколько лет  она поступила во ВГИК на курс к Армену Борисовичу Джигарханяну. На первый взгляд, ей вообще везло с людьми: в Московском институте культуры она подружилась с преподавательницей Алёной Галич, неоднократно помогавшей своей любимой ученице. Но и из этого союза не вышло ничего продуктивного. За несколько лет до своих студенческих скитаний 17-летняя Ника уехала в Швейцарию, вслед за 76-летним профессором психиатрии, который якобы лечил больных её стихами…  Через год она вернулась и о поездке предпочитала не вспоминать.

…На полке пылился златокрылый лев — мучительное воспоминание о прошлой жизни с полными стадионами, первыми полосами советских газет и многочисленными фотосессиями. Ни для кого не секрет, что поэзия в 90-е была не самой востребованной темой. Но Ника пыталась приспособиться к изменившейся реальности: она снималась для Playboy, собиралась выпустить авторскую программу о неудавшихся самоубийцах, но все её проекты так или иначе терпели фиаско.  Такой успешный ранний старт обернулся многочисленными разочарованиями. Этакая история Золушки наоборот.

Она вновь появилась на экране за год до смерти, в 2001. Фильм назывался «Ника Турбина. История полёта». Экс-любимица миллионов предстала перед зрителями в растянутом свитере и со спутанными волосами. Беззащитная перед камерой, уже не такая твёрдая и уверенная. Нетрудно догадаться, какую реакцию вызвал этот фильм у близких Ники. Через год её не стало; обстоятельства смерти, как часто бывает в таких случаях, туманны. Может быть, Ника просто неудачно присела покурить на подоконник; а может, сознательно решила свести счёты с жизнью, которая, как ей казалось, уже никогда не будет прежней. Тем не менее у этой поэтессы по-прежнему немало поклонников, а споры вокруг её таланта не утихают до сих пор.

Полина Осетинская — ещё одна талантливая фигура родом из советского прошлого. Только сферой её деятельности была не поэзия, а классическая музыка. Евгений Кисин, Максим Венгеров, Вадим Репин, — эти имена были на слуху у всех. Среди перечисленных музыкальных вундеркиндов по праву оказалась и маленькая Полина — этакая феечка в светлых платьях и с неизменной ленточкой в волосах.  Волшебные мелодии струились из-под её тонких пальцев; публика была в восторге: подумать только, уже в 6 лет девочка дала свой первый концерт в Вильнюсской консерватории! Её история была вдохновляющей; газеты трубили о том, как Полина непрерывно играет самые трудные партии и при этом занимается гимнастикой, ежедневной пробежкой, катанием на коньках…

Полина Осетинская Многие родители ставили своему непутёвому чаду в пример талантливую, выносливую и трудолюбивую девочку, которой, дескать, всё удаётся с равным успехом. Неприглядная изнанка жизни советского вундеркинда выяснится лишь много позже. «Первое воспоминание детства – я лежу на полу в темной комнате и плачу. Родители воспитывают во мне сильный и независимый характер, поэтому я должна находиться здесь до тех пор, пока не перестану реветь», — так начала свою книгу «Прощай, грусть!» Полина Осетинская. Расписанный по секундам день, отсутствие простых детских радостей, физические наказания, сложные взаимоотношения с отцом, — именно такой была настоящая жизнь ангелоподобной девочки, игравшей Грига и Шопена. Надо отдать должное: в свое книге, быстро ставшей бестселлером, Полина успешно поквиталась с мифологизированным прошлым советского вундеркинда. «Никто другой не отдавал себе отчета в большей, чем я, степени, каким невыносимым фарсом иногда было моё «творчество». Не в качестве самооправдания – это вскормленный стыдом нарыв. До сих пор не могу без дрожи и омерзения смотреть и слушать свои детские записи – эту профанацию, это, если угодно, осквернение».

В настоящем Полина — лауреат молодёжной премии «Триумф», почётный гость многих престижных фестивалей,  а также счастливая жена и мать. Так что везде есть свои приятные исключения — и история Полины тому пример.

 Мнение психолога

 

Анна Астахова:

Anna АстаховаТалант не знает возраста. Дарования проявляются у каждого ребенка, но не каждый родитель может вовремя их заметить. Сегодня есть много обучающих программ, позволяющих отметить то или иное умение каждого ребенка с его ранних лет – у кого-то есть тяга к иностранным языкам, кто-то интуитивно разбирается в палитре красок, кто-то складывает слова в сказки и песни, кто-то лепит лучше всех… Воистину каждому из нас даровано некое умение, которое при должном развитии сделает из человека гения. Пусть это будет гений общения или гений доброты, главное не убить – не запретить ребенку заниматься тем, что у него получается. А то мы зачастую хотим сделать из сына или дочери того профессионала, которым не стали сами, искусственно направляя. Здесь я бы предложила родителям разумный выбор в сторону психолога, который, будучи независим в суждениях, найдет в маленьком гении то «зерно, которое стоит поливать».

 

Например, мне мою будущую профессию рассказали в мои пять лет после беседы с детским психологом. Тесты ярко показали склонность к общению, обширную память на художественные образы и возможность слагать в единое целое разные картинки. А моя мама хотела, чтобы я защитила докторскую по медицине, став, как и бабушка, хирургом. Из-за несовпадения моих врожденных умений и желаемого окружающими было много трудных ситуаций, которых можно было избежать.

 

Но… у таланта еще нет ограничений, талант требует постоянной занятости, все творческие люди трудоголики, они не могут не думать о том, что будут творить. И получается эмоциональное и физическое выгорание уже к подростковому возрасту. Научить своего ребенка расслабляться, чередовать труд и отдых – вот одна из главных задач родителей.

 

Дети-индиго, как показывают наблюдения за ними, изначально имеют склонность к творчеству и пространственному воображению – они видят мир чуть-чуть по-иному, чем мы с вами. Это следующий этап развития, измененный эволюционный тип, приспособленный к техногенному миру больше, чем мы. Знания, полученные предыдущими поколениями, позволяют современным детям меньше думать о материальном мире – он как существовал, так и будет жить и без них, развиваясь по своим законам. Они витают в сфере воображения. Их выводы могут казаться нам нелогичными, но они внутри себя точно знают, что хотят получить – хотя и не всегда могут объяснить это нам, взрослым, живущим полностью по закону мира материального.  Однако, как и все дети, они ранимы, им нужна поддержка, одобрение их действий и им нужен Родитель, Учитель, терпеливый Собеседник.

 

Валерия Мухоедова 

woman on top

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии