«Солнечный ветер» Алевтины Поляковой

Март 13, 2014

«Солнечный ветер» Алевтины Поляковой

Алевтина Полякова – единственная в России джазовая вокалистка, играющая на тромбоне. Она работала с Анатолием Кроллом и Игорем Бутманом, ее знают за рубежом, ей рукоплещут ценители и самые прожженные циники.  У нее свой узнаваемый стиль, и не только музыкальный. На сцену она выходит в костюмах, которые придумывает сама: этнических тюрбанах, элегантных юбках и платьях.

Но главное, у нее есть собственный сольный проект с ярким названием «Солнечный ветер», очень точно передающий то, что она делает. Недавно группа записала свой первый альбом в Нью-Йорке. Надеемся, что прочитав наше интервью с Алевтиной Поляковой, вы также почувствуете дуновение этого волшебного ветра…      

- Алевтина, почему сочетание «женщина и тромбон» – это такая редкость? Дело в каких-то физиологических особенностях?

- Тромбон – это очень «силовой» инструмент. И играть на нем действительно не так-то просто, даже на саксофоне это делать гораздо легче. Тромбон иногда называют «духовой скрипкой»: на нем нет никаких кнопок, каждую ноту нужно брать определённым положением губ. С ним, как и в пении, нужно держать всё на напоре, на дыхании. При игре на тромбоне очень интенсивно работают отдельные группы мышц.

- Нужно ли их как-то специально тренировать, делать какие-то  упражнения?

- Нет, ничего не нужно. Важно лишь играть практически каждый день. Тромбон – это как спорт: если регулярно не тренироваться, форма уходит очень быстро.

Полякова3- А где именно можно тренироваться? Ведь наверняка не в обычной московской квартире?

- Мне повезло, я живу в квартире, которая специально оборудована для музыканта. Там есть отдельная звукоизолирующая комната, где можно играть хоть в три часа ночи – ничего не будет слышно.

- Давай вернемся немного назад… Как тебя вообще «занесло» в эту профессию?

- Наверное, началось все, когда я была еще в животе у мамы (смеется).  Она сама музыкант, концертмейстер, и я «выступала» вместе с ней. Для меня никогда не стоял вопрос «кем быть» — я всегда знала, что я – музыкант, и все.

- Первое выступление свое помнишь?

- Помню. Мне было три с половиной года. Мама отвела меня на сцену и предложила исполнить песню перед полным залом. Я совершенно не волновалась: спокойно вышла, всё спела, «завела» зал, мне аплодировали.

- Потом, наверное, была музыкальная школа?

- Да, несколько. Я пробовала играть на фортепиано, на скрипке, а потом открыла для себя саксофон…

- Когда же появился тромбон?

- Получилось так, что я училась на классическом саксофоне в Орле, но всё равно стремилась к джазу. Поэтому я приехала в Москву, поступать в государственный колледж джазовой музыки. Экзамен сдала хорошо, приемной комиссии все понравилось, однако мне сообщили неприятную новость:  «Мы бы хотели вас взять, но у нас уже нет мест».

Я расстроилась, уже сложила было саксофон, и тут Сергей Константинович Рязанцев, завкафедры, мне говорит: «Алевтина, а вы когда-нибудь на тромбоне играли?» Я отвечаю: «Ну так, баловалась, пробовала как-то». А он мне: «Если вы баловались – может быть, вы хотели бы поступить к нам на тромбон? Саксофон уже у вас есть – будет ещё тромбон». И я согласилась. Так все и началось. Потом я поступила в Гнесинку – это была отличная школа для меня, в том числе в том, что касается написания музыки и  аранжировки, затем — биг-бэнд Анатолия Кролла…

Полякова5- А как ты познакомилась с Игорем Бутманом?

- На концерте «Академик-бэнда» под руководством Анатолия Кролла .Через некоторое время мне позвонили менеджеры Игоря Бутмана и предложили  играть в его оркестре. Я очень обрадовалась!

- Каково это вообще — работать с Игорем Бутманом?

- Очень интересно! Он невероятно творческий человек, постоянно придумывает что-то новое. При этом, несмотря на звездный статус, он очень приятный в общении, простой. Это вообще особенность джазовых музыкантов: какими бы признанными мэтрами они не были, они остаются сами собой, обычными людьми. И мне это очень нравится.

- В какой же момент ты решила пойти по собственному пути, оставив оркестр Бутмана?

- Несколько месяцев назад я начала вплотную заниматься своим проектом. До этого я уже активно сама писала песни. Первую песню я написала полтора года назад. Это была композиция «Solar wind» («Солнечный ветер»), и именно так я решила назвать свой сольный проект. Я пришла к выводу, что пора двигаться дальше, своей дорогой. Мне есть, что сказать зрителю. Кроме того, вокруг меня сформировалась группа молодых талантливых музыкантов. Например, Евгений Лебедев – замечательный музыкант со своим уникальным взглядом, мне очень интересно с ним работать. Недавно у нас появился новый барабанщик, Игнат Кравцов, который привнёс в наш «Солнечный ветер», ещё больше солнца. И, конечно, у нас есть Макар Новиков – молодой, но уже очень известный контрабасист, работавший со многими русскими и зарубежными звёздами.

- Но Макар Новиков – это ведь не только талантливый коллега… Ваш творческий союз – он одновременно семейный. Как вам удается совмещать одно с другим?

- В творческом союзе самое главное – давать свободу друг другу и прислушиваться к мнению партнера. Как говорится, одна голова хорошо, а две – ещё лучше. Это очень хорошо для такого проекта, как наш, это помогает шире смотреть на вещи, дает новые импульсы. В джазе, как нигде, очень важен диалог, музыканты постоянно взаимодействуют, дополняют друг друга.

- А что означает быть женщиной в джазе?

- Это очень увлекательно, пусть для нашей страны пока не совсем привычно.  Я думаю, что сейчас наступил «век женщины», когда нам можно реализовываться в любых профессиях. Правда, если говорить о великих джазовых вокалистках, почти у всех была очень тяжелая судьба. Возможно, это связано с джазовой спецификой. Когда постоянно поешь грустные песни, настолько «врастаешь» в трагический образ, что автоматически переносишь его на свою реальную жизнь.

Полякова4

- Что вообще представляет собой жизнь джазовой исполнительницы?

- Для меня это полное погружение в профессию. Я не только играю на инструменте и явлюсь вокалисткой, я пишу стихи и музыку, и я стараюсь делать это не тяп-ляп, а вдумчиво, искренне. У меня к себе очень строгие требования, я перфекционистка, поэтому на творческий процесс уходит много времени. Также организацией концертов сейчас занимаюсь в основном я, потому что менеджеров очень сложно в России найти. С менеджерами именно в джазе как-то тяжело.

- Почему?

- Даже не знаю. Может быть, людям нужно, чтобы было всё ближе к поп-музыке, потому что ее легче продать. И вообще это очень тяжёлая работа, она требует наличия в человеке тоже чего-то необыкновенного, особого чутья. Он сам должен хорошо разбираться в этой музыке, а это не так просто.

- Кстати, а существует ли в принципе такое понятие, как русский джаз?

- Я недавно написала две джазовые песни на русском. Возможно, если следовать классическим джазовым стандартам, это не совсем правильно. Но при этом можно подобрать такие слова, такие аккорды, что песня будет звучать невероятно красиво. Я считаю, нам очень повезло, что наш язык – русский. С его помощью можно очень объемно и тонко передать многое.

Кроме того, когда я общаюсь с зарубежными арт-менеджерами, то часто слышу примерно следующее: «Зачем нам нужен ваш русский американский джаз? Мы можем пригласить ребят из Америки, которые сделают это идеально! Привезите русский джаз, с вашими интонациями, с вашими напевами! Привезите джаз с вашим русским лицом – нам вот что интересно!»

Мне это сейчас тоже интересно… Мне кажется, что с нашей русской музыкальной культурой мы имеем огромные привилегии и вполне заслужили право иметь собственное лицо, мировое лицо русского джаза.

- Многие не любят джаз, потому что просто его не понимают. Можно ли научиться понимать джаз?

- Возможно, чтобы развить в себе вкус к джазу, стоит начинать с певцов – таких, как Билли Холидей, Сара Вон, Элла Фицджеральд. И постепенно «углубляться», переходить на инструментальную музыку. «Изюминка» джаза — в возможности импровизировать, это музыка «здесь и сейчас», она каждый раз звучит по-новому. На мой взгляд, чтобы научиться понимать джаз нужно ходить на джазовые концерты, слушать джаз живьем! Это живая музыка! Абсолютно все  мои знакомые, которые вообще не любили джаз, придя на живой джазовый концерт, полностью меняли свое мнение о нем.

Беседовала Елена Ефремова

woman on top

Комментарии