Татьяна Пельтцер: «Какое это благо — жить!»

Май 20, 2014

Татьяна Пельтцер: «Какое это благо — жить!»

Татьяна Ивановна Пельтцер — имя этой актрисы, блиставшей на экране в образе добродушно-лукавой старушки с неизменным хитроватым прищуром, известно, пожалуй, всем. Она стала легендой ещё при жизни, хотя слава пришла к ней поздно: после 40 лет. Иной бы плюнул, ушёл в запой и отказался от всех актёрских амбиций, но только не Татьяна Ивановна. «Не люблю жалость: она убивает и расслабляет», — говорила Пельтцер. Её жизнь, несмотря на пришедшую всенародную славу, была не похожа на сахарный леденец: расставание с мужем, смерть отца, автокатастрофа, в которую попал её брат Александр… В это трудно поверить, но будущую всенародную любимицу, «баушку», как ласково называли её актёры Ленкома, в своё время выгнали из театра Моссовета за…профнепригодность. Тем не менее Татьяна Пельтцер нашла в себе силы вернуться на сцену и добиться успеха. Её шутки и острый язык до сих пор обсуждают все коллеги по актёрскому цеху. Недаром Пельтцер была так дружна с Раневской. «Мы с Вами, Танечка, два сапога пара, точнее, две одинокие старые калоши», — любила говорить «злая Фуфа», она же Фаина Георгиевна.

Татьяна Пельтцер действительно была одинока в обыденном понимании этого слова: не имела детей, не вышла во второй раз замуж. И это притом, что на сцене и в кино она мастерски перевоплощалась в заботливых матерей и бабушек. После фильма «Солдат Иван Бровкин» за Татьяной Ивановной даже закрепилось гордое звание «мать русского солдата». Высшая похвала для тех времён! Впрочем, Татьяна Пельтцер в каком-то смысле стала второй мамой и бабушкой для многих своих коллег: она нянчила Андрея Миронова и спасала юную Александру Захарову от неминуемых двоек по физике. Хотя, как отмечают очевидцы, в целом она  была далека от своего экранного образа: многим представлялась  обычная старушка в невразчном пальтишке и ситцевом платке, а в жизни Татьяна Ивановна была всегда безупречно одета и даже слыла первой модницей в актёрской среде. К тому же у этой полусказочной бабушки было множество поклонников, правда, все пересуды о своих романах Пельтцер пресекала со свойственным ей остроумием.

Пельтцер7Помимо разборчивости в одежде, актриса тщательно следила за своим питанием и фигурой, поэтому каждое утро начинала с зарядки. Правда, у неё была одна вредная богемная привычка, которой актриса осталась верна до конца жизни: Пельтцер была заядлой курильщицей и даже в самые глухие и застойные времена предпочитала только импортные сигареты.

Однажды Татьяну Ивановну  попросили разрешить использовать её изображение на пачках сигарет, на что актриса остроумно ответила: «Когда-то я мечтала, чтобы мои портреты были на афишах. А теперь… Лишь бы не на туалетной бумаге!»

Коллеги вспоминают, что она была своенравна, бескомпромиссна и открыто говорила то, что думает (вот тебе и добренькая старушка из всеми любимых фильмов!). Доставалось всем: актёрам, режиссёрам, гримёрам…«А Вас, Татьяна Ивановна, вообще никто не любит, кроме народа!» — бросил в сердцах один обиженный артист, получивший парочку словесных тумаков от остроумной Пельтцер. Впрочем, иногда из её въедливых замечаний и мелких конфликтных ситуаций получались самая настоящая дружба и плодотворное сотрудничество. Так, например, в своё время от неё крепко досталось и Марку Захарову. «Что же это такое — как человек ничего не умеет делать, так в режиссуру лезет?!» — возмутилась Пельтцер.  Зато потом она же полюбила его всей душой и оставила театр Сатиры, в котором прослужила 30 лет, именно ради Ленкома…

Немецкие корни и выбор пути

Парадоксально, но Татьяна Ивановна, прочно ассоциирующаяся с исконно русскими типажами, на самом деле была наполовину немкой и до Первой мировой войны в её семье говорили только по-немецки. От своего отца, Ивана Романовича Пельтцера, наша героиня унаследовала педантичность и домовитость. Коллеги вспоминают, что на гастроли Татьяна Ивановна всегда брала с собой кастрюли и плитку, никогда не обедала в столовых, жарила кофе по особенному рецепту и тщательно относилась даже к сервировке стола. И в самой грязной гостинице, среди тусклых обоев и расшатанных стульев, у неё были белоснежные салфетки и серебряная ложечка для чая. И, разумеется, вся одежда и обувь были тщательно расставлены.

Впрочем, Татьяна Пельтцер унаследовала от отца не только педантичность, но и тягу к актёрскому ремеслу. Иван Романович был одним из первых заслуженных артистов республики и лауреатом Сталинской премии. Юная Таня Пельтцер дебютировала на сцене в возрасте 9 лет; чуть позже она сразила всех наповал своей убедительной игрой в «Анне Каренине»: трепетные дамы прятали заплаканные лица в белоснежные платочки — сложно придумать лучшей похвалы для неофита!  Но  актёрского образования Татьяна Ивановна так и не получила, о чем, как говорят, очевидцы не только не  жалела, а даже гордилась, ведь она училась у своего великого отца!  Впрочем, до настоящих триумфов было ещё очень далеко.

Жизнь в Германии

В 1920-е годы Пельтцер служила в  Передвижном театре Красной Армии, театре Комедии, театре МГСПС (нынешнем Моссовета), — и это далеко не полный список мест, украсивших трудовую книжку Татьяны Ивановны. Так могло бы продолжаться и дальше, но в жизнь молодой актрисы пришла настоящая любовь.  Татьяна встретила немецкого философа, выпускника школы Коминтерна Ганса Тейблера, за которого вскоре вышла замуж. Со временем пара переехала в Берлин и некоторое время была безоблачно счастлива. Татьяна получила должность машинистки в советском торговом представительстве; а Ганс с гордостью знакомил супругу со своими коллегами и соратниками.  Хозяйственная, ловкая и при этом исполненная шарма, начитанная и свободолюбивая Татьяна очень нравилась Пельтцер10окружению Тейблеров.

Богемные вечера в немецких пивных (кстати, в одной из них, на Фридрихштрасе, супруги не раз видели Гитлера), споры об искусстве и коммунизме… Друг Ганса, режиссёр Эрвин Пискатор, узнав о театральном прошлом фрау Тейблер, даже пригласил Татьяну в свою постановку…  Но её благополучная берлинская жизнь  оборвалась так же стремительно, как и началась.

Через  4 года экс-фрау Тейблер вернулась в Москву и вновь стала Татьяной Пельтцер. Говорили, что всему виной её роман с советским инженером. Впрочем, истинные причины расставания супругов точно неизвестны. И кто знает, что было б, если Татьяна Ивановна осталась в Германии, уже заражённой вирусом фашизма (Пельтцер была еврейкой по матери). К счастью, обстоятельства сложились иначе: её ждала долгая и насыщенная жизнь в Советском союзе (разумеется, непростая, но разве было  по-другому в переломном ХХ веке?).  Но Татьяна Ивановна жалела о расставании. «Плюнуть бы на всё и заняться семёй! Да где ж её взять! Проморгала я свою семью», — в горькие минуты говорила актриса.

Но Пельтцер не позволяла себе раскисать, тем более на людях (школа жизни Фаины Раневской!). «Я – счастливая старуха!», — сказала актриса на своём  70-м юбилее. И не слукавила.

Счастливая работа

В её жизни было очень много работы, приносившей радость. По некоторым данным, Татьяна Ивановна снялась более чем в 100 фильмах. Надежда Кошеверова, Александр Роу,  Иосиф Хейфец, Илья Фрэз, — Пельтцер работала с самыми талантливыми режиссёрами СССР. Впрочем, она никогда не отказывала молодым талантам и готова была лететь за тысячи километров, чтобы помочь начинающему дарованию. Редкое качество для знаменитой личности, не так ли?

Пельтцер6Все отмечали, что Татьяна Ивановна вообще органично смотрелась в молодёжной среде: никакой мании величия и ханжества с высоты прожитых лет, только остроумие и озорство. Коллеги и друзья восхищались её умением импровизировать, пародировать всех и вся, и, конечно, рассказывать анекдоты. А ещё Пельтцер обожала преферанс. Так, например, на гастролях в Польше Александр Абдулов имел неосторожность её обыграть (на кону стояло 9 копеек), и напористая Татьяна Ивановна не успокоилась, пока не восстановила справедливость.

Пельтцер перешла в Ленком после 30 лет служения в театре Сатиры (виной всему конфликт с режиссёром Плучеком, ну и разумеется острый язык актрисы). Коллеги схватились за голову:  на старости лет бросить привычную среду! Недюжинная смелость? Самоуверенность? Глупость?  Впрочем, Татьяну Пельтцер не слишком волновало общественное мнение. Она вполне комфортно чувствовала себя среди яркой молодёжи из театра Захарова, в каком-то смысле актриса даже стала талисманом Ленкома. Некоторые, впрочем, утверждали, что тамошний репертуар не совсем ей подходил (например, роль Фёдоровны из пьесы «Три девушки в голубом» Людмилы Петрушевской), но все эти мнения ничуть не умаляли популярности Татьяны Ивановны.

Последние годы

Её последней работой стал спектакль «Поминальная молитва». Роль старой Берты Григорий Горин писал специально для Пельтцер. Актрисе уже было сложно запоминать текст (во время спектакля Татьяну Ивановну выручал Александр Абдулов, игравший её сына Менахема). Но, несмотря на эти нюансы, зал всё равно рукоплескал любимой артистке.

… Татьяна Пельтцер скончалась 16 июля 1992 года. В том безумном водовороте событий новость о смерти 88-летней народной артистки не стала первостепенной. Зато потом, уже в «нулевых», многие стали рассуждать об её непростой жизни в модном контексте жёлтой прессы. Так, к примеру, выплыли наружу подробности о чёрных риэлторах, обманом попытавшихся завладеть квартирой актрисы… Всё это было вполне в духе времени, но говорить об этом применительно к Пельтцер совершенно не хочется.

Пельтцер2

В памяти многих она так и останется озорной, бесстрашной, обаятельной и эксцентричной актрисой, которая и в 70 лет могла перелезать через забор, кататься на крыше троллейбуса и не унывать, несмотря на все личные трудности. «Да что вы плачетесь! Живите и тому радуйтесь  — ведь какое это благо — жить!» — говорила Татьяна Ивановна.

Золотые слова, не правда ли?

Интересные факты:

Предки актрисы были портными, отсюда и происхождение фамилии («пельтцы» — шубы).

Татьяну Пельтцер высоко ценил Михаил Чехов.

Первой «звёздной» ролью для актрисы стала Лукерья Похлёбкина из «Свадьбы с приданым».

Татьяна Ивановна жила у метро Аэропорт. Её соседями были Надежда Румянцева, Нина Гребешкова и Леонид Гайдай.

Младший брат Татьяны Пельтцер был испытателем первого советского гоночного автомобиля.

Пельтцер сохранила хорошие отношения со своим бывшим мужем и даже нашла общий язык с его женой и сыном. Несколько лет подряд они вместе отдыхали в Каловых Варах.

Татьяна Ивановна перешла в Ленком в 73 года. Когда Марк Захаров пригласил в свой театр Леонида Сергеевича Броневого, тот удивился этому предложению из-за возрастного несоответствия молодой труппе: «Как я буду выглядеть рядом с комсомольцами?» Но потом остроумно добавил: «А с другой стороны, у вас же там служит вечная пионерка Татьяна Пельтцер! Рядом с ней я за октябренка сойду».

Татьяна Пельтцер похоронена на Введенском (немецком) кладбище в Москве.

Валерия Мухоедова

woman on top

Комментарии