Диминутив или Очки_Еньки

Июнь 19, 2015

Диминутив или Очки_Еньки

Мариночки, Светочки Петровны, денежки, человечки, домики, ручки, губки, ножки. Выдели вы ножки сорок пятого размера? А они бывают. Многие тренеры, занимающиеся с населением йогой и разными другими тренингами, преспокойно обращаются к желающим похудеть в такой детсадовско-интимной терминологии. Моя подруга, едва услышав такое, кричит мне: «Выключи эту гадость!»

Мне тоже это не нравится, когда меня, вполне взрослую себе гражданку, кто-то пытается взять за «ручку», пригласить в «ресторанчик» на «обедик». Еще я не люблю, когда при первом же знакомстве человек называет меня «Сашенька». Я работаю с языком — пишу книги, стихи. Иногда консультирую людей по разным сложным вопросам, и тут тоже язык, его точность, очень помогает мне. Так что я к суффиксам и приставкам отношусь трепетно, понимая всю их нейро-лингвистическую важность. И мне лично вот эта добренькая, миленькая штучка в виде «-еньк» или «-очк» не нужна ни для чего. Рискую навлечь гнев от любителей уменьшительно-ласкательных форм, если скажу, что ласки — это все-таки интимное дело. Некрасиво ласкать человека, не спросив — а хочет ли он. А вдруг он не хочет? Такой подарочек, взятка, которую никуда не применишь, а вроде уже должен. «-Еньк» как средство проникновения, как ключик от дверки, которая ведет во внутреннюю империю.

И вот я спрашиваю у подруги:
— А почему тебе не нравятся «ручки» и «ножки»?

— Ты издеваешься? — говорит подруга.

— Ну почему же? Например, у меня есть свое конкретное по этому поводу, но мне интересно — вдруг ты добавишь к моему списку претензий — свои?

— О`кей, — говорит подруга. — Понимаешь. Это детские слова. Ручки, ножки, губки — это у детей. Это маленькое и беспомощное. И мне очень подозрительны люди, которые своими словами внушают мне беспомощность. Зачем они это делают? Какая у них цель? Они хотят обесценить мою личность?

— Но, может, они просто боятся тебя и дают понять, что не имеют агрессивных замыслов.

— Постой! Но если они не имеют агрессивных замыслов, они и не подумают о них. Так ведь? в любом случае, когда человек начинает обильно суффиксировать, это выглядит попыткой взять себе от жизни чуть побольше. Для меня «еньк» — это такая маленькая дамская сумочка. И каждый раз когда человек в разговоре употребляет «-очки» и «-еньки», он как бы дает тебе подержать его ридикюльчик. И вот ты уже стоишь и держишь целую кучу его ридикюльчиков и не можешь пошевельнуть рукой. Потому что руки твои заняты этом мусором.

02

Международный литературный альманах Perekrestki

— То есть, это о контроле? Ты так считаешь?

— Конечно, ведь потом обычно начинаются какие-то мелкие просьбы. И ты уже вроде должен их выполнить, чтобы рассчитаться за все эти виртуальные поцелуйчики. Да! Именно. Поцелуйчики. Поцелуйчики такие. Без разрешения. Представь, ты едешь в лифте и тебя ни с того, ни с сего попутчик целовать начинает. Это что вообще?

— Как образно!

— Да. Я обладаю странным свойством воспринимать слова на уровне физических ощущений.

— Тогда может быть есть смысл поговорить об эмпатии и впечатлительности, ведь наверняка есть люди, у которых другое устройство.

— Конечно, есть. У меня в офисе есть Тамарочка Петровна и Лидочка Владимировна. Они вот так и общаются, но они уже так привыкли к этим дежурным защитам, что я как-то и внимания не обращаю. Понимаешь? Если сказать «ветер», то это «ветер», и надо надевать куртку, как-то реально понимать. А когда тебе говорят «ветерочек» — это сразу что-то легкомысленное и игривое, расслабляющее такое. Но ведь это ложь, если на улице реально ветер или даже ветрище. Правда? Но это уже оценка. А я не хочу, чтобы мне ставили оценки. Я никого об этом не прошу.

— Интересно. А знаешь, еще ведь такой аспект есть. Бессмысленные суффиксы — это шум. Попробуй вот говорить все слова с суффиксами. «Протняжечка взял ножнички и начал резатюшки тканюшку».

— А в этом случае от всей фразы в голове осталось «-юшк» и «-чк». И о чем фраза-то? А! Что-то о портном. Так что он там делал?

— Портной взял ножницы и начал резать ткань.

— Вот! Понимаешь? Какого черта я должна вытаскивать из этого вербального мусора смысл фразы? Нет, конечно, если есть цель перегрузить мой мозг и ввести в транс, но завалить его «-нюшками» — это отличный способ.

— Кстати! В воровском мире популярны эти форма. Больничка, магазок, девонька…

— Так это логично. Они же должны постоянно скрывать свои отношения, намерения. Попробуй на прямом языке это делать? Это неимоверные усилия. Скрывать свое истинное отношение куда как легче при помощи суффиксов. Потому если человек хочет прямые, неманипулятивные отношения с тобой выстроить, но он начинает упрощать речь, избавляться от украшений.

— Например?

— Ну вот простое. «Надо сходить в магазин. Ты сходишь?» — это просто. «Надо. Ты можешь?» А вот, к примеру так: «Васечка. Надо в магазинчик сходить. Васечка сходит, пожалуйстушки?» Вот видишь, сколько тут нагрузки на мозг бедного Васи. И это очень интимно. Во-первых, «Васечка» — один поцелуйчик, магазинчик — ну это же не реальный магазин, по снегу в трех кварталах, ночью, да? А это пластиковый мультяшный магазинчик. Детский игрушесный магазинчик. И что получается? За вот эту отсылку к солнечному и беззаботному детству, Вася, большой взрослый Вася пойдет зимней ночью в магазин, ради своей «Ленусика» или «Настюшки». Почему? Если это близкие, то люди просто обмениваются конфетами виртуальными. А если это посторонний малознакомый или даже хорошо знакомый, но дистанцированный человек? Какого черта он лезет в мое детство?

Разговор становился все интереснее, и я подумала, что можно превратить его в основательную беседу.

— Может, чайку попьем, — предложила я и поймала себя. — Я сказала «чайку».

— Это нормально. Ты же подчеркнула то, что мы давно в безопасных отношениях, и в данном случае «чаек» обозначает некий приятный для обоих ритуал. Питье чаечка за разговором, намекает на то, что разговор будет приятным нам обоим. Я это очень сильно отличаю. И все это отличают. Важно отличать обесценивание, оценочность от эмоционального информирования.

— Да. Я тебе работенку подкинул, говорит о том, что это небольшая услуга, о том, что у нас есть взаимные обязательства и мы их выполняем, но — поскольку мы довольны нашими отношениями, мы не будем навязчиво напоминать об обязательствах. Поэтому легкое «работенка».

Вот мы сели пить чаек, и в дальнейшем наша беседа постепенно понизила градус (или повысила) до интимной дружеской болтовни о том, о сем. Где интонация важнее, чем структура слова. Но я не буду здесь цитировать эту беседу, потому что это глубоко личное.

Осторожность в словах, жестах и эмоциях — это признак развитой личности, — вот, что мы вынесли для себя из этого чаепития. Так что, диминутивирование — опасная вода.

 

Саша Сашнева

Писатель, режиссер, консультант, автор психологических романов, рассказов, сценариев и пьес. Огромный опыт общения с различными людьми, привычка анализировать физиологию процессов и, наконец, изучение психологии в одном из московских ВУЗов, клиентская практика и многолетние наблюдения стало необходимой базой для того, чтобы начать книгу, в которой бы в легкой и доступной форме был изложен опыт понимания и решения некоторых важных человеческих проблем. Собственно, именно отрывки из этой книги и будут доступны читателям колонки.

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии