Философия красоты

Август 28, 2015

Философия красоты

«Просто сделайте мне красиво!» — эти слова приводят в ужас любого дизайнера, художника или фотографа. Категории красоты неотделимы от категорий места, времени, уместности, целеполагания, вашего общего развития и вкуса. Огромное пространство для разброда и шатаний! «Сделать красиво» — не может быть просто. Каждый раз это история, каждый раз это философия.

Одна и та же вещь может смотреться красиво или некрасиво в зависимости от обстоятельств. Например, вы подходите к подмосковному ларьку с шаурмой рядом с железнодорожной платформой. В нем люди работают в тяжелых условиях, их жизнь далеко не сахар. И вдруг вы видите, что гора капусты для шаурмы украшена аккуратными розами из тонких помидорных кружочков. Вы представляете себе, как люди старались в этих убогих условиях, для вас и для себя, чтобы как-то скрасить унылую обстановку. Они могли этого не делать, но сделали. Из паршивых, конечно же, помидоров. Это красиво. Вы берете шаурму, говорите спасибо, а красные помидорные розы еще долго греют вам душу.

Вообразите теперь те же помидорные розы на праздничном столе в богатом доме, где могут себе позволить шикарные помидоры, с которыми не надо ничего особенного делать. В той обстановке и с теми помидорами красиво будет просто порезать их четвертинками. Показать срез, зернышки, мякоть, фактуру. Не надо делать из них розы, это не будет красиво. На голову прицепить помидорную розу тоже красиво не будет, если только это не талантливая авангардная фотосъемка.

Ровно тридцать лет назад, когда мне должно было исполниться 12, я поступила в художественную школу, и у нас там была специальная комната — препараторская — где хранились муляжи фруктов и другие предметы для натюрмортов.

Муляжи были парафиновые и гладенькие. Еще там были гипсовые белые фигуры, идеальные. А среди всего этого торчали старые-престарые мужские ботинки — коричневые, потертые, просившие каши, полностью расхлябанные. Тогда, тридцать лет назад, их вид меня оскорбил до глубины души.

Я пришла домой и поделилась с мамой. Какой ужас, сказала я. Как можно! Чудовищные, страшные ботинки! Зачем их вообще рисовать, если целый кабинет такой красоты? А мама мне сказала, что они харАктерные, и это единственная стоящая вещь во всей препараторской. Ну может быть, еще засохшие баранки на веревочке, которые вешают на самовар. Мне потребовалось почти тридцать лет, чтобы прочувствовать до глубины души: муляж — это _не_ красиво. Я даже не помню теперь толком, какие фрукты и овощи имитировали эти крашеные куски парафина. Но я помню до малейшей черточки следы зубов и царапины на них. И ботинки помню — каждый гвоздь, каждую дырочку. Где-то посередине один шнурок стерся и разлохматился.

Эти ботинки для меня впоследствии стали эталоном отношения к красоте. Я очень часто их вспоминаю. Например, когда мне говорят, что в Выборге как-то много развалин, а город можно было бы привести в порядок и сделать конфетку. Можно было бы. Но как только это произойдет, я лично утрачу к нему интерес. Мне не будет красиво, это будет еще один «чистенький город как в Европе, ах-ах». Наверное, кто-то ищет этого. Да многие ищут, чего уж там.

Наверное, школьнику для тренировок сойдет и муляж — да совершенно точно сойдет, незачем ему что-то другое, сиди рисуй. Но это будет ученическая работа, обычный мусор, каких тонны. Это можно показать преподавателю, получить пятерку и забыть как страшный сон. А вот когда он нарисует те ботинки, тут уже будет о чем говорить. На это даже через двадцать лет может быть интересно посмотреть. А муляж он и есть муляж, вещь утилитарная. Он безликий, у него нет истории, это даже не помидорная роза. Он уместен только в рамках постановочной ученической композиции. Хотя его могли сделать прекрасные люди для благородных целей, и у них могло великолепно получиться, это не более чем крашеный кусок парафина. Для меня он точно не про красоту. Не сейчас.

 

Олеся Кривцова

Олеся Кривцова – копирайтер, писатель, художник, специальный корреспондент Woman on Top в экзотических странах.

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии