Сесиль Рог: «Россия – это страна женщин»

Январь 14, 2016

Сесиль Рог: «Россия – это страна женщин»

Сесиль Рог – француженка, которая живет в Москве вот уже двадцать лет. Владелица туристического бюро и школы «Искусство жить по-французски», она говорит по-русски без акцента, признается в любви к российской культуре, не теряя связь с родной. Как преуспеть в другой стране, причем, стартовав в сложный для этой страны период, Сесиль знает не понаслышке. Впрочем, что значит успех? Ведь каждый понимает его по-своему. Для кого-то это прежде всего богатство, слава, признание, а для кого-то – умение наслаждаться каждым моментом.

Об искусстве жить по-французски и по-русски Сесиль Рог рассказала Woman on Top.

 

- У вас очень уютный и необычный офис: антикварная мебель, старинные картины на стенах… Почему вы выбрали такой интерьер?

- Возможно, это семейное – у моих родных во Франции есть предметы, которые передаются из поколения в поколение. Например, любимая вещь моего папы — буфет с очень красивой резьбой, которому больше двухсот лет. И мой папа без этого буфета — не мой папа.

Старые вещи сделаны с любовью, это ведь ручной труд. Возьмите старинный автомобиль – каждый болт, каждая фара — это же произведение искусства. Сейчас все так быстро делается и быстро ломается, выбрасывается, люди не ценят вещи. У меня нет страсти к накопительству, вещи — это только вещи. Но мне нравятся вещи с историей, у которых уже была какая-то жизнь.

- Некоторые люди побаиваются старинных вещей, потому что верят, что в них – энергетика бывших хозяев. Вы в это верите?

- Да, многие говорят такое о старых зеркалах. Но я спокойно к этому отношусь. У меня есть очень старинное зеркало — не думаю, что в нем может быть что-то зловещее. А вот тепло рук тех людей, которые создали эту вещь – даже если это современные ремесленники – это передается.

- Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, подобное отношение к вещам гораздо более характерно для Франции, чем для России. То, как у вас на родине относятся к сохранению культурного наследия, восхищает.

- Я родом из Нормандии – это очень маленький регион, но там столько всего! Столько деревушек, которые сохранили исторический облик, причем, благодаря обычным людям, которые бережно относятся к своему наследию. Наследие – это ведь очень важно, оно вызывает гордость за страну, ее историю. Это хорошо для экономики, туризма…

В России тоже много красивых мест, исторических зданий, просто подход к ним другой.  Например, не реконструировать старую церковь, а просто починить ее и покрасить новой краской. Но ведь это совсем не то!

Сесиль6- Нормандия и Москва – это две разные планеты. Как вы оказались здесь?

- Я родилась в Руане, это столица Нормандии – очень красивый город с длинной историей, именно там казнили Жанну д’Арк. В Руане есть очень красивый музей импрессионистов, кафедральный собор… Сам город стоит на Сене, это большой порт.

Хотя и родилась там, я жила в Бретани до восемнадцати лет, и там в школе начала изучать русский язык. Это произошло совершенно случайно, но именно благодаря языку я влюбилась в Россию. Мне было тогда десять лет, и меня завораживало все, что было связано с этой страной – долгие зимы, кириллический алфавит, культура, непонятная европейцам. И уже в то время я поняла, что Россия сыграет важную роль в моей жизни. Потом я учила русский в Институте восточных языков в Париже, затем — в Москве. Это было начало 90-х, но когда ты студент, тебя не волнует, что нечего есть и надеть, главное — тусовка, друзья. Потом я вернулась в Париж, три года работала в компании «Аэрофлот», в аэропорту. Это была эпоха, когда русские начинали активно путешествовать во Францию, и среди них было много известных людей: и звезды Большого театра, и Юрий Куклачев, и Абрамович, и многие другие – все летали в Париж. После общения с ними меня все сильнее тянуло в Москву. И вот мне повезло: один коллега решил открыть там турфирму, и пригласил меня на работу. Мне было 25 лет, терять нечего, семьи нет. Однако у меня была хорошая работа в Париже, где я хорошо зарабатывала. Все были в шоке – не понимали, зачем я все бросила, уехала. Не думала, что задержусь в России так надолго, но прошло уже двадцать лет, а я до сих пор здесь.

- Чем же все-таки Россия вас так зацепила?

- Сложно сказать. Наверное, просто где-то в душе было ощущение, что я должна жить в Москве. Когда я сюда приехала, все было по-другому: 90-е годы, убийства на каждом шагу, нестабильность. Многих иностранцев цепляет здесь ритм жизни, ты часть истории, которая творится на твоих глазах. Москва и Россия сейчас и двадцать лет назад – это две разные Москвы и России. Во Франции такого нет. Если я сейчас приеду в Париж, то увижу коллег, которые работают там же, где и двадцать лет назад, делают одно и то же каждый день. Меня это всегда так удивляет, я за двадцать лет столько прошла, а вон то кафе на углу в Париже также и будет там на углу. Это, конечно, совсем неплохо, но когда ты молодой, тебе нравится драйв. Потом, здесь столько возможностей, русские хорошо относятся к французам и француженкам, это помогает открыть любые двери. Люди здесь прекрасные, интересные. Зимы мне нравятся, я люблю эту четкую смену времен года – зима так зима, люблю, когда много снега. А как ждешь весну, прямо кожей, а лето – когда тепло, жарко! Шашлыки, дачи, купание в реках, белые ночи – это же здорово! Во Франции трава зеленая все время, идет дождь… Все стабильно. Мне всегда кажется, что может быть, моя пра-прабабушка познакомилась с казаком где-нибудь там на Елисейских полях, и может быть, во мне течет русская кровь. Потом, я здесь вышла замуж, у меня муж русский, мои дети здесь родились, так что я пустила здесь корни, но при этом чувствую себя француженкой. Сейчас порой тянет на родину — от Москвы устаешь. Город очень динамичный, и я уже чувствую, что мне не двадцать пять лет. Кризисы тоже сильно осложняют жизнь, во Франции это переносится легче.

В Европе сытно, но скучно, как сказал мне один эмигрант о Германии. Там у тебя все есть, но при этом ты много всего пропускаешь. Это действительно два разных мира.

- Чего вам здесь не хватает больше всего?

- Жизни в домике с садиком. Потом, во Франции ты живешь в своем районе. Даже если ты живешь в Париже, у тебя «есть» своя булочная, «свои» кафе, где тебя знают. Заходишь – с тобой здороваются уже со второго раза. В Москве этого нет, здесь сложно построить свой маленький мирок вокруг себя, нет такой районной жизни.

Здесь каждый погружен в свои проблемы. Я считаю, что это неправильно.  У французов тоже немало проблем, но они ведут себя иначе. Мне кажется, если ты дружелюбен, легче ко всему относишься, то и жизнь твоя станет легче.  А здесь нет – и все козлы, и все такое, и начальник мудак, и не платят зарплату… Ну давай же, настраивайся на позитив, и может быть, что-то изменится! Вот этого еще не хватает и… чего еще? Сыра! Не то что бы я его ела тоннами, пока он был в продаже, но когда его запретили, я вдруг поняла, как сильно его люблю.

Еще, может быть, не хватает маленького кафе, куда ты заходишь и знаешь, что там сидят друзья, и хозяин тебя встречает лично. Зелени не хватает, свежего воздуха. Но здесь надо выбирать – либо Москва, либо деревня.

Сесиль2

- Во Франции очень много русских женщин, которых вышли замуж за французов. При этом не так много француженок выходят замуж за русских, и вы – одна из них. С точки зрения француженки, русские мужчины – они какие?

-  Мужчина и есть мужчина. Другое дело, что русские более мужественны, французы все-таки намного нежнее. Русский мужчина – глава семьи, за ним ты чувствуешь себя как за каменной стеной. Существует стереотип о галантности французских мужчин, но он ошибочный: русские намного галантнее. Например, здесь, если ты знакомишься с мужчиной, который старше тебя, он может поцеловать тебе руку. Во Франции вы такого не увидите.

С другой стороны, иногда русские мужчины, воспитанные мамами и бабушками и являвшимися единственным ребенком в семье, более инфантильны. Во Франции семьи большие. У меня всего лишь двое детей, но у каждого из моих братьев — четверо. Когда мы собираемся вместе, это огромные семьи. Нет такого, что ребенок — это  сокровище, вокруг которого все пляшут.

Французские мужчины воспитаны совсем по-другому. В них есть и что-то женское, они не боятся выражать свои эмоции. Например, я со своим братом могу обсуждать какие-то очень личные вещи, он в постоянном поиске, в раздумьях над собой и своей семьей. В русских мужчинах я этого не замечала, хотя может быть, я и ошибаюсь. Мужчину делает мама и немножко жена, и во Франции принято, чтобы мужчины помогали женщине во всем – в том числе, и в уходе за маленькими детьми. А здесь, когда появляется ребенок, мужчине не доверяют кормить ребенка или менять ему памперсы. Во Франции все это делают, и спокойно с мужчиной оставляют ребенка, и ничего не случается. Русские мужчины талантливые, умные, среди них столько замечательных ученых, художников, поэтов, что меня тоже притягивает – вы очень талантливая нация. Куда ни копни – везде есть русские. Меня, в частности, отдали учить русский, потому что мои родители преподавали литературу. И когда решалось, какой язык я буду изучать, они сказали – Толстой, Достоевский, Гоголь… Конечно, русский язык – это язык великой литературы!

Сесиль7- А как насчет русских женщин? Чем они, по-вашему, отличаются от француженок?

- Я считаю, Россия – это страна женщин, здесь очень многое делается женщинами, они во всех отраслях, а в некоторых – только они. Они очень пробивные и часто решают мужские вопросы. При этом умеют за собой следить – это отмечают все, кто сюда приезжают. Какой бы ни был у русской женщины достаток, у нее и волосы будут чистые – чего о француженках, к сожалению, не всегда скажешь, – и макияж, и одежда красивая. Они умные. Потом, жизнь здесь – это часто вопрос не искусства жить, а выживания. Климат тяжелый, условия тяжелые. Выгнали с работы – помощи никакой нет, а у тебя мама, бабушка, ребенок, муж бросил. Здесь очень много женщин, которые воспитывают детей без мужа. Они должны кормить всех, и у них нет права на ошибку. Я восхищаюсь ими и считаю, что если русская женщина поставила себе цель, она ее достигнет. Мне кажется, они не всегда уверены в себе, и поэтому посещают много тренингов из серии «Как удержать мужа». Им немного не хватает легкомысленности, их мучает постоянный страх неопределенности. Это вполне объяснимо, потому что даже за последние 20 лет в вашей стране столько всего случилось, что каждый день сулит неизвестность. Если я положу деньги во французский банк, он вряд ли лопнет. И даже если это случится, то все мои деньги мне вернет французское правительство, потому что по-другому быть не может. А здесь? Сегодня это самый-самый банк, а завтра его уже нет, и плакали твои денежки. И так во всем – здоровье, образование, все сложно. В России всякое может случиться, справедливость не всегда восторжествует, и чтобы здесь жить, надо иметь особые навыки.

- Woman on Top – это интернет-журнал об успешных женщинах. Что значит быть успешной женщиной во Франции?

- Для меня лично успешная женщина – не та, которая сидит в совете директоров в окружении мужчин. Многие считают, что успех – это карьера, а что у такой женщины в личной жизни, что у нее дома? Я считаю, и во Франции многие разделяют мою точку зрения, что успешная женщина – та, которая может реализоваться, как она этого хочет. Если она хочет только карьеру и не хочет семью и детей – ничего плохого в этом нет, пусть. Но если у нее много не реализовано из-за того, что один аспект мешал всем остальным, я считаю, что это неправильно. Если единственное чем ты занимаешься, это воспитание детей, и они счастливы, и все устроены, и ты помогаешь кому-то еще – это тоже успех. Я считаю, что нужен баланс, важно расставить свои приоритеты. Очень сложно совместить суперуспешную карьеру и воспитание троих детей. Я считаю, что если ты мама, дети не должны страдать, и для меня самое ценное – это дети. Я работаю, чтобы обеспечить им хорошую жизнь и образование, но если бы мне предлагали завтра, например, работу за сто тысяч евро в месяц и при этом почти не видеть детей… хотя, за сто тысяч евро я бы, наверное, подумала! (смеется) – но нет, это не мой случай. Иногда я читаю интервью каких-то дам, которые общаются с детьми раз в неделю в пятницу с шести до семи, и удивляюсь – зачем тогда нужно было рожать?

Если ты женщина, занимающая высокий пост, тебе сложнее вдвойне. Мужчине не приходится приносить столько жертв. Поэтому мне кажется, что успех в том, чтобы найти свой баланс, свои приоритеты и реализовать себя в том, что тебе нравится. Мать Тереза – очень успешная женщина. Она делала то, что она хотела.

- Как вам удалось найти этот баланс?

- Это сложно, и надо уметь говорить «нет» некоторым вещам. Я понимаю, что какие-то вещи на работе могла бы делать лучше, однако тогда я буду возвращаться домой в девять или в десять. Но в это время мои дети уже спят… Поэтому, хотя Россия – это страна, которая живет с одиннадцати утра, я на работе с восьми, после того, как отвезу детей в школу. Мне нравится, что с французами здесь можно назначить встречи в девять, в десять утра. С русскими нет – в Москве до одиннадцати вообще никто не работает. Зато здесь принято очень поздно заканчивать свой день. Я понимаю, что несколько раз в месяц мне тоже надо встречаться с какими-то людьми, но я на хожу не все мероприятия, куда меня приглашают. Надо представлять свои временные рамки, понимать, что нужно сделать, решить, что для тебя важнее. У моего сына недавно был экзамен по фортепиано, я ему помогла, потому что для него это было важно. И я понимала, что это – мой приоритет, что для меня главное – его экзамен, а не очередная деловая встреча, которую можно перенести на другое время.

Сесиль4

- В какой культуре вы воспитываете детей?

- Они ходят во французский лицей, потому что здесь они живут в русском мире, и для меня важно, чтобы они были и французами тоже. Они называют себя «русскими французами». Мы с мужем стараемся брать лучшее от обеих культур. Папа у нас патриот, я тоже считаю, что России есть чем гордиться. Я стараюсь, чтобы им было комфортно и здесь, и там, потому что Франция — тоже их родина. Очень важно, чтобы они понимали культуру обеих стран, это им пригодится в жизни. Они не эмигранты, они должны без ошибок говорить на обоих языках.

- Сейчас Россия и Европа не в самых теплых отношениях. И социокультурные различия – например, легализация однополых браков – только укрепляет разрыв. Переживаете по этому поводу?

- Я человек консервативный и считаю, что Россия во многих вопросах права. Мне непонятно, зачем во французских школах от девятилетних детей требуют, чтобы они задумались над своей сексуальной ориентацией. Моим детям двенадцать и тринадцать лет, и я вижу, что им не надо это сейчас навязывать. Нам же не навязывали! На мой взгляд, это вторжение в личное пространство. Есть вещи, которые дети сами узнают с возрастом. Я не хочу, чтобы моим детям рассказывали, что ты мальчик не потому что ты мальчик, а может быть, ты девочка, и любить мальчика может быть так же хорошо, как любить девочку. Их право об этом узнать, когда они захотят, и если они поймут, что их тянет к человеку своего пола, я отнесусь к этому спокойно, но пока им рано об этом думать.

У нас, конечно, бывают дома жаркие споры с мужем, насчет того, кто прав – русские или французы. И детям, которые это слышат, нужно объяснять, что у всех есть право на свою точку зрения. Да, теперь гей-браки легализованы, но на мой взгляд, это было лишним, ведь и до этого во Франции существовал способ узаконить однополые отношения. Я считаю, брак возможен только между мужчиной и женщиной, я и детям это говорю. Я христианка, для меня подобные вещи очень важны.

- Вы православная христианка?

- Нет, католичка, но детей мы крестили в православии. Мне православие нравится, мне не нравятся крайности. Церковь в России долго угнетали, теперь она расцвела, и то богатство, которое порой демонстрируют некоторые ее служители, вызывает у меня недоумение. Католики бедны, как крысы, но по-моему, ближе к истинному христианству.

И еще я не разделяю тот дух смирения, который воспитывается в православных женщинах. Мне кажется, у женщины какое-то неправильное место в православии, хотя я могу чего-то не знать.

Есть очень мудрые православные священники, которых я искренне уважаю. Мне нравится, что в православии священникам разрешено жениться и иметь детей. Нравятся православные церкви, хоры. Католицизм в этом плане грустный очень, какой-то бедненький. Придешь на мессу – и там как-то скучно, скудно.

Сесиль5

- Сесиль, расскажите про вашу школу: как она родилась, для кого она?

- Моя основная деятельность – организация поездок во Францию. В связи с этим вокруг меня очень много любителей всего французского – и франкофилы, и франкофоны. За все эти годы у меня образовалось очень много контактов с людьми, имеющими интересные навыки и умения. И я подумала: а почему бы не создать такой клуб, где они могли бы встречаться? Он называется школой, потому что там всегда можно узнать что-то новое, чему-то научиться. Но на самом деле это клуб, где встречаются любители Франции. Мы говорим о садовом искусстве, сервировке стола, моде, косметике, регионах Франции, проводим дегустации. Расширяя свою аудиторию, знакомишься с новыми людьми, которые любят Францию. Я всегда узнаю, может быть, среди них есть учитель французского языка, может быть, — портниха-француженка. Передаю какие-то контакты русским, помогаю французам.

- Что значит «искусство жить по-французски»?

- Это такой красивый штамп, о значении которого мало кто задумывается. Мне кажется, это умение жить сегодняшним днем, получать удовольствие от процесса, от того, что тебя окружает.

Меня всегда поражает, как русские ведут себя во французских ресторанах. Во Франции в ресторан ты приходишь не для того, чтобы просто поесть. Там важен процесс, чтобы тебя обслуживали, важна церемония. Я сталкивалась с тем, как русские в мишленовских ресторанах, не дождавшись, что им немедленно нальют вино, делали это сами. Это убивает! Ну ты же сидишь, расслабься, тебе нальют красиво, ты его выпьешь. Это процесс. Я помню, как мы сидели в компании из шестнадцати человек, русских, потом к нам подошли еще люди и они решили заказать другое вино. Сидим-сидим, все нервничают. Я спрашиваю официанта, в чем дело. Он говорит: «Мадам, вы заказывали «Бургонь», а теперь – «Бордо». Нам нужно поменять бокалы под «Бордо»!» А бокалы огромные, их много, это целый процесс! Ты пришел – наслаждайся, ужин в таком ресторане — это как балет. Ожидание – это тоже удовольствие от того, что вот сейчас тебе все принесут. Русские очень стремительны, им все надо чтобы все было быстро-быстро.

Искусство жить по-французски – это способность найти в каждой детали жизни крошечки удовольствия и счастья и наслаждаться ими здесь и сейчас. Вот ты сделал что-то хорошее, вот тебе улыбнулись в метро, галантно придержали перед тобой дверь, сделали комплимент — это все очень важно. Замечать такие вещи и получать от них удовольствие – это и есть искусство жизни по-французски.

- А как насчет искусства жить по-русски? В чем оно, по-вашему, проявляется?  

- Русские, когда с ними впервые встречаешься, могут показаться холодными. Они не сразу тебе открываются, но когда это происходит, вы становитесь лучшими друзьями. Русские очень щедрые: ты приехал в гости – все твое! Стол ломится, тебе искренне рады. В России умеют делать праздники, причем из ничего. Французы более скупые, а русские способны просадить всю зарплату за один вечер. Это, кстати, тоже искусство жить здесь и сейчас, только в данном случае тебя не волнует, что будет завтра. Французов, как правило, это беспокоит гораздо сильнее.

Беседовала Елена Ефремова

woman on top

 

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Комментарии