Ирина Ходзинская: «Успешная женщина никому ничего не должна»

Февраль 16, 2018

Ирина Ходзинская: «Успешная женщина никому ничего не должна»

Отказаться от престижной карьеры ради мечты – многие хотели бы сделать подобный шаг, но решаются на него единицы: риск слишком велик, а результат чаще всего непредсказуем. Ирина Ходзинская всё же рискнула – в 2006 году она ушла с поста финансового директора фанерной фабрики и открыла гастропаб «Простые вещи».

За основу были взяты популярные в то время лондонские гастропабы, которые тогда только появлялись и разбавляли дорогие рестораны и дешевые забегаловки. Формат винных гастропабов был настолько нужен и оказался таким востребованным, что стал прибыльным на второй месяц работы. Сейчас «Простых вещей» – три, а в прошлом году Ирина запустила еще два больших проекта: «Простые вещи New Vintage» и сырный ресторан CHEESE Connection. О том, как поставить на кон всё, последовать за мечтой и добиться успеха, Ирина Ходзинская рассказала Woman on Top.

- Ирина, как получилось, что вы так круто поменяли карьеру: были финансистом, а стали ресторатором?

- Сколько я себя помню, я всегда мечтала открыть ресторан. Но мечты – это одно, а реальность – другое. Я выбрала эту профессию по сугубо прагматическим соображениям. На дворе были 90-е, я не обладала какими-то ярко выраженными талантами. А финансы – это ведь достаточно простая сфера, в которой можно преуспеть при должном усердии, если, конечно, у тебя хорошо работает голова: это не физика и не химия, где недостаточно просто выучить формулы — нужно понимать этот процесс изнутри, жить наукой. Поэтому я поступила в Финансовую академию при правительстве РФ, что было, кстати, довольно сложно.

Работать я начала с третьего курса, а на пятом уже стала главным бухгалтером. Поэтому должность финансового директора, которую я заняла в 27 лет – это вполне логичное достижение. Впереди была прогнозируемая и, скорее всего, весьма успешная карьера, очень понятные финансовые перспективы и карьерный путь. Было ясно, что делать дальше, куда двигаться. Вот только все это время у меня была одна большая проблема – я не хотела заниматься финансами. У меня все отлично получалось, но удовольствия эта работа мне не приносила, я туда ходила исключительно для того, чтобы зарабатывать деньги. А сама мечтала о ресторане.

Что помогло вам осуществить эту мечту?

- То, что со стороны выглядело, как полный крах моей карьеры. В один прекрасный день в компании, где я работала, уволили практически весь топ-менеджмент, оставили только меня и коммерческого директора. И я поняла, что мне осталось недолго сидеть на этом месте, потому что новый генеральный директор, каким бы замечательным он ни оказался, приведет за собой свою команду — никто не будет работать с ключевыми сотрудниками старого босса. Наверное, в такой ситуации было логично сильно расстроиться, срочно начинать искать новую работу. Но в тот самый момент я поняла: сейчас или никогда. По тем временам я неплохо зарабатывала, как и мой муж. У нас была отложена некоторая сумма денег, кроме того, муж смог договориться о кредите на выгодных условиях.

Мы построили бизнес-модель, подсчитали, какую максимальную сумму сможем отдавать, если у нас ничего не получится, если мы затянем пояса и перейдем на хлеб и воду. Всё очень подробно подсчитали. Ну и, собственно говоря, рискнули.

IMG_5505Что было самым сложным на первом этапе?

- Всё! Понимаете, когда ты начинаешь заниматься тем, о чём ты вообще не имеешь ни малейшего представления, то каждый шаг дается непросто. Потому что ресторанный бизнес – очень сложносочинённый. Причём, неважно, крошечный это ресторан на 10 посадочных мест или огромный. Это не тот случай, когда ты что-то продаёшь и покупаешь, и ты должна знать только правила покупки и продажи. Здесь ты должна понимать, как выстроить кухню, бар, ты должна прекрасно разбираться в вине, в продуктах, знать всё про технологию, про гастрономию, быть немножко бухгалтером, юристом, управленцем, эйчаром. У тебя очень-очень-очень-очень много ипостасей. И ты это всё должна делать сама. Потому что у тебя два варианта: либо у тебя большая управленческая команда, в которой каждый человек отвечает за тот блок, который ему «подведомственен», либо ты выполняешь эти функции самостоятельно. А для этого тебе нужно разбираться во всём. И у тебя нет возможности с кем-то посоветоваться, переложить ответственность на чужие плечи.

Где вы учились всему этому?

- На собственном опыте. Мы учились открывать ресторан в процессе открытия ресторана. У нас не было времени для разбега, возможности поучиться полгода, а потом заняться ресторанным бизнесом. У нас была отложена энная сумма денег. И каждый месяц, в течение которого ты ничего не делаешь, означал бы, что ты эти деньги просто проедаешь.

А взять их потом неоткуда. Это история про то, что ты вчера уволился со стабильной работы с хорошей зарплатой, а сегодня открыл ресторан. И неважно, что ты в этом ничего не понимаешь. Главное, в бой ввязаться, а там разберёмся.

 - У вас огромное количество проектов… И если учесть, что каждый из них включает «всё», как вы их совмещаете?

- За 11 лет мы очень сильно выросли. Помог навык из «прошлой жизни» – умение выстраивать финансовую логику бизнеса, заниматься масштабированием и выстраиванием операционных систем, технологических бизнес-процессов. Открыть ресторан сложно, заниматься оперативным управлением и техническим руководством – гораздо проще. Сейчас это выстроенная сеть, которой управляет команда профессионалов. Она очень хорошо структурирована, прописаны все бизнес-процессы. Но при этом я имею четкое представление о том, что происходит в каждом из ресторанов.

Я всё время говорю: «Чем больше становится бизнес, тем больше появляется бюрократии». И от этого никуда не уйдёшь. У нас тоже есть своя бюрократическая система. Но именно благодаря этой бюрократической системе я знаю, что происходит в ресторанах, когда меня там нет. И это касается как финансовых показателей, так и вопросов, связанных с сервисом, с качеством кухни — со всем, одним словом.

-  Сегодня к женщине, которая хочет быть успешной, предъявляется очень много требований. Она должна состояться в профессии, иметь свой бизнес, быть идеальной мамой, хозяйкой, должна иметь 10 хобби. Вы согласны с этим?

- Я согласна с тем, что успешная женщина никому ничего не должна. Как только ты становишься всем вокруг чего-то должен, ты превращаешься в некое подобие машины. Есть очень крутые автомобили. Есть «Тесла», есть гоночные машины. Есть, наоборот, машины представительского класса, супермегакомфортные. Но от этого они не перестают быть машинами. А для меня успешная женщина – это женщина, которая живёт в своё удовольствие. Вопрос в том, что конкретно тебе приносит удовольствие. Для меня источник удовольствия – это рестораны, семья и путешествия. Всё, что я стараюсь сделать, – сбалансировать свою жизнь таким образом, чтобы мне на всё хватало времени. Я не люблю заниматься спортом. Да, должна. Хотя, кому? Всем, кому должна – всем прощаю. Нет у меня желания тратить на это время. Это правильно? Нет. Это кардинально неправильно, это категорически неправильно. Просто я не должна этого делать – никому не должна.

Я часто говорю, что я успешный человек не потому что я чего-то там добилась. А потому что на протяжении последних 11 лет занимаюсь своим хобби, которое совершенно удивительным, уникальным образом позволяет мне зарабатывать очень неплохое количество денег. Не наоборот. Я не зарабатываю деньги, чтобы заниматься хобби. А я занимаюсь хобби, и оно приносит мне доход.

IMG_5546

 - А как вы находите этот баланс между тем, что важно для вас: ресторанами, семьей и путешествиями?

- За счет того, что у меня свой бизнес, и за эти годы он очень четко выстроен и структурирован, у меня освобождается достаточное количество времени, которое я могу, без ущерба для дела, тратить на семью и путешествия. И чем эффективнее будет мой бизнес, тем больше времени у меня останется на семью и путешествия.

 Я уверена, что каждый из нас может смоделировать для себя такие условия, чтобы заниматься тем, чем тебе на самом деле хочется заниматься, и на этом зарабатывать. Очень для многих людей работа – это просто способ заработка денег. Для меня работа в сфере финансов была именно такой. Но как можно в этих рамках оценивать, добилась бы я успеха, если бы не ушла из этой профессии? Допустим, я была бы преуспевающим финансистом. Возможно, что у меня даже оставалось бы время на семью и путешествия. Вот только работа, к счастью или сожалению, занимает большую часть нашей жизни.

И когда ты все это время делаешь то, что ты должен, а не то, чего тебе на самом деле хочется, как это может являться мерилом успешности? Я могу сильно уставать, бывают дни, когда у меня нет лишних 30 секунд, чтобы ответить на сообщение по WhatsApp. Но при этом мне очень комфортно, все эти 11 лет я получаю огромное удовольствие от того, чем занимаюсь.

-  Думаю, что у многих есть такая мечта – бросить работу, которая не приносит удовольствия, и заниматься тем, что действительно нравится. Вот только страшно! Как, по-вашему, можно преодолеть этот страх?

- По-моему, его бесполезно преодолевать в голове, его можно преодолеть только действием. Нужно просто идти и делать. Чем больше ты будешь готовиться, тем меньше шансов, что ты это действительно сделаешь. А потому что всё-таки, когда ты меняешь свою жизнь кардинально, подготовиться практически невозможно. Можно подготовиться, когда ты внутри одного направления: вместо того чтобы заниматься чем-то одним, начинаешь заниматься чем-то другим. Но когда ты кардинально меняешь свою жизнь, к этому подготовиться невозможно. Это просто, ну, знаете, как прыгнуть со скалы. Ты либо делаешь этот шаг, либо ты стоишь и готовишься, готовишься, а потом разворачиваешься и уходишь. Поэтому я и говорю – главное ввязаться, дальше разберёмся…

- Как вы думаете, ресторанный бизнес, он какой: больше женский или мужской?

- Мне в принципе кажется некорректным такое разделение по гендерному признаку. Есть профессии, которые исторически были женскими или мужскими. Например, исконно мужские профессии – те, которые требуют определенной физической силы. Или, скажем, сапожник исторически всегда был мужчиной, а швея – женщиной. Сегодня мы живем в совершенно другом, быстро меняющемся мире, но этот исторический подтекст все равно имеет значение. У профессии ресторатора нет ярко выраженных исторических корней. Это молодая профессия. Да, 200 лет назад были трактирщики, но были и трактирщицы.

- Тем не менее есть стереотип, что женские проекты душевнее мужских. Насколько это верно в отношении ресторанного бизнеса?

-  Недавно мы делали анализ ДНК бренда «Простые вещи». Мы собрали ключевых сотрудников, которые работают в компании больше 2-х лет и наших постоянных гостей. И один из вопросов, которые мы им задали, звучал так: «Когда мы произносим «Простые вещи», кого вы себе представляете — мужчину или женщину?». Шестьдесят процентов ответили «мужчину».

 - При этом многие девушки мечтают открыть свой ресторан, потому что думают, что это более мягкая, более комфортная и женская сфера, чем те же финансы. Что бы вы им посоветовали? На что нужно обратить внимание?

Я бы посоветовала этим девушкам 10 раз подумать перед тем, как делать это. Потому что на мой взгляд, ресторанный бизнес, как я уже говорила, один из самых сложносочинённых бизнесов. Финансами заниматься намного проще, поверьте мне. Уходя в ресторанный бизнес, ты должна быть готова работать много, очень много, гораздо больше, чем ты работала до этого.

Это бизнес, который на первом этапе отнимает дикое количество времени, который полностью поглощает всю твою жизнь. Это очень трудозатратный бизнес. И говорить о том, что хочется заняться чем-то своим, найти какую-то историю, где тебе будет атмосферно, душевно и комфортно, где ты можешь показать себя и раскрыться – это всё не про ресторан.

И заниматься им можно только в одном случае: если тебя действительно от этого «прёт». Либо, если это просто сухой бизнес-проект, когда тебе неважно, чем заниматься – ресторанами, киосками печати, прачечными. Там ты выстраиваешь некую бизнес-модель, которая должна приносить прибыль, у тебя есть команда управленцев, структура и т.д.

- Что в вашей работе вам нравится больше всего?

- Сложная структурированность ресторанного бизнеса – это моё. Я легко переключаюсь с одного дела на другое. Здесь есть и отрицательная сторона – когда мне нужно основательно, глубоко во что-то погрузиться, мне это сложно сделать. Мне вообще довольно сложно заниматься чем-то одним на протяжении долгого времени, мне проще за этот промежуток сделать 50 разных дел. И, занимаясь этими делами одновременно, я буду чувствовать себя намного лучше, чем если бы я занималась чем-то одним.

 - А если говорить не только о бизнесе, а о его продукте – о еде, как насчет удовольствия от еды?

 - Это вообще отдельная тема. Если бы я не любила еду, мы бы никогда не открыли ни один ресторан. Например, идея CHEESE Connection родилась из любви к сыру. Это ведь крайне гастрономичный продукт. До этого никому в Москве не приходило в голову, что можно вокруг одного продукта выстроить целый проект с авторской кухней. Потому что у сыра бесконечное количество ипостасей. И его вкус полностью меняется в зависимости от того, в компанию каких ингредиентов он попадает. Он меняется сам, меняет вкус того, с чем соседствует, и вокруг этого возникает целая гастрономическая история.

А потом на это накладывается твой перфекционизм. Потому что ты не умеешь что-то делать плохо. Потому что, если ты создаешь некий продукт, его хочется сделать таким, чтобы это была лучшая бурата или страчателла в мире.

А потом тебе и этого становится мало. Потому что очень классную бурату, очень классную моцареллу может кто-то сделать и после тебя. Поэтому ты должна придумать что-то, чего еще не делал никто. И может быть, еще на протяжении многих лет никто не повторит. И поэтому мы придумали бурату с трюфелем внутри, бурату с инжиром внутри, бурату с красной икрой, бурату с крабами…

И этого не делает никто, кроме нас. И это вкусно так, что заставляет тебя получать удовольствие снова и снова. Просто от того, что ты сам это ешь, люди вокруг тебя это едят, ты видишь их реакцию на свой продукт. И дальше этот энергетический круг замыкается. Потому что та энергия, которую ты вкладываешь, чтобы всё это создать, возвращается к тебе благодаря этой реакции.

- Чего еще бы вы хотели достичь, чему научиться?

- Я всю жизнь хотела научиться кататься на лошади. Полтора месяца назад я села в седло. Еще я на протяжении последних лет очень хотела начать кормить людей не только в стенах собственных ресторанов, но и в стенах их компаний, домов, кухонь. И сейчас мы запускаем собственный кейтеринг. Кроме этого, я давно хотела выучить французский язык – надеюсь, в этом году получится. И еще есть большое количество стран, где я бы хотела побывать. Обязательно это сделаю.

Беседовала Елена Васильева-Ефремова

woman on top

 

 

Комментарии